Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

Русское серебро

На протяжении многих веков, вплоть до конца XIX века, на иконы возлагались драгоценные ризы-оклады, свидетельствующие о благоговейном почитании святыни и бескорыстной щедрости молящихся. Серебром украшались и иконы церковные, и домашние «моленные образы». Как правило, оклады были заказными с патрональным или поминальным значением и служили своего рода оберегом.

Древние русские оклады были выполнены новгородскими мастерами в XII веке для икон, входивших в состав алтарной преграды Софийского собора г. Новгорода. Традиция украшать иконы чеканными, серебряными и золотыми окладами устанавливается на Руси под влиянием Византии и идет от древних памятников христианского искусства. Греческие миссионеры отправляли на Русь священные реликвии: кресты, мощи, книги, иконы, имевшие тогда орнаментированные оклады. Русские мастера ориентировались на эти оклады как на образцы и на их основе создавали свои самостоятельные произведения.

Окладная икона представляет собой явление целостного организма, где оклад, становясь неотъемлемой частью живописного изображения, так же необходим для понимания смысла иконы, как и сама живопись. В религиозном понимании символическое значение оклада велико: он является целомудренным покровом, укрывающим священный дар. (В этом отношении окладным иконам близки по духу мощевики-ковчежцы, кресты-энколпионы, в которых хранились мощи святых мучеников). В большинстве окладов использовали драгоценные материалы: золото, серебро, позолоту, словно заключающие в себе божественный свет и чистоту.

В собрании Новокузнецкого художественного музея находится несколько серебряных окладов XIX-начала ХХ вв. Все они сравнительно небольшого формата. Это «семейные» иконы. Оклады сделаны способом чеканки и штамповки с применением в декоре многоцветной эмали по скани, чернения, позолоты. Разные по характеру образов, техническому уровню исполнения, они принадлежат творчеству как столичных, так и провинциальных мастеров.

Оклад иконы «Богоявление» (1865, Москва) выполнен в лучших традициях серебряного дела и является прекрасным образцом этого искусства. Художник с максимальной полнотой использует «текучесть», податливость серебра, его светоносность и благородство цвета. Выразительна техника обработки оклада: чеканкой мастер тщательно и тонко прорабатывает фигуры и другие предметы, воспроизводя фактурные качества дерева, воды, ткани, меха.

Впечатляет не только виртуозное владение техникой, но и то, что художник почувствовал особую интонацию сюжета «Крещение». Удачно найденное им пластическое решение раскрывает духовное содержание происходящего события. Молитвенное состояние души угадывается в силуэтах фигур Христа и Иоанна. Плавный ритм движения воды, изгиба дерева, наклона фигур словно зафиксированы во времени торжественной аркой, соединившей вечное и мгновенное. А в упругом цветении бутонов и листьев мы видим торжество всей стихии, принявшей в момент Крещения благодатную силу. Гладкое, полированное до блеска серебро средника, изображающего небо, изливает поток света: он насыщает пространство, переполняет все действие. Умелая светотеневая моделировка усиливает это впечатление. Мягко округлые, почти скульптурные формы бликуют, сияют, задерживая и преломляя свет. Создается впечатление светового озарения и духовной радости, которую дает святое Таинство.

Выразительный строй оклада «Спас Вседержитель» (начало ХХ века, Москва) воплощает главные черты иконографии этого образа, символизирующего собой славу, божественное величие и всесовершенство Господа. Облик оклада искусно решен и вызывает искреннее восхищение своей гармоничностью и цельностью. Главным моментом в его убранстве является эмаль, украшающая венец и монограммы. Соприкасаясь и взаимодействуя с прозрачным звучным кобальтом, серебро средника преображается, «являет» нам таинственную глубину и теплую бархатистость серого цвета. Это уже не просто пластина металла, а цветовая среда. Холодноватым блеском сияет в ней радужная, многоцветная эмаль. В ее красках доминирует бирюзовый цвет, как символ небесного божественного света. Рельеф ризы отличается идеальной чистотой силуэта и совершенством линий. Плавный ритм растительного узора на плаще Христа, округлость складок перекликаются с мягкими изгибами нитей металла в сканом узоре венца и соседствуют с четким, словно вырезанным контуром силуэта и отточенным рисунком скани. Это яркий пример проявления неорусского стиля, развивающегося в конце XIX– начале ХХ века в Москве в общем русле стиля модерн.

Создавая образ Спаса Вседержителя, открывающегося миру любовью и светом и все же непостижимого, художник подчиняет этой задаче и все выразительные средства. В их сочетании есть изысканная простота и ослепительная нарядность, строгость и многозвучность, которые помогают воплощению в окладе образа царственного и совершенного. Решительное соединение полярных качеств носит ощущение закономерности контраста, цветового и пластического.

В обработке оклада использован механизированный прием – штамповка (почти полностью вытеснившая к концу XIXвека ручную обработку металла). Идеальная гладкость и ровность механической обработки умело обыгрывается художником и включается в образный строй оклада подчеркнутой конструктивностью формы.

Между эмалью и серебром устанавливается определенная связь: это контакт живописного начала и материальных качеств предмета, цвета и конкретной плоскости, при котором внешняя неподвижность оклада перерождается удивительным по силе и чистоте цветом эмали: именно колористическое решение сообщает внутреннюю динамику форме, потому что в окладе «Спас Вседержитель» цветовое богатство имеет не только декоративный характер, но и осуществляет главные задачи самой живописи, воспроизводит цвет и пространство. Направленность этого живописного решения дает эмоциональную нагрузку и духовную энергию окладу, способствует его раскрытию как «проводника» света и божественной благодати.

Сибирская окладная икона «Богоматерь Взыскания погибших» выполнена примерно в середине XIX века в Тобольске, имевшем богатые традиции серебряного дела. Она небольшая по размеру, свободно перемещается на ладони и несет в себе ноту человеческой теплоты. С простодушной щедростью мастер украсил оклад, сделав его ослепительно нарядным. Лучеобразные венцы выложены прозрачным стеклом, эмалевые пластины с надписями в высоких кастах органично, как нельзя лучше, вписались в общий строй пластики высокого рельефа. Золоченое чеканное серебро насыщает икону светом желтоватым, теплым, живым, при котором все элементы декора превращаются в какой-то драгоценный сплав: светится белая эмаль, вспыхивают грани мерцающего стекла, блестят золотые рельефы пышных складок в одежде Богородицы. Они предельно приближены к зрителю, осязаемы. Мастер увлекся разработкой их мягкого скольжения, передающего ощущение женственности, доброты, уюта. И в этом таится особое очарование. Живописная плавность, неровные трепетные линии в очертании колонн, арок, фигур предстоящих святых вносят в композицию непрерывное движение. Богородица словно проявляет участие к молящимся, дает им утешение и надежду.

На протяжении многих веков, вплоть до конца XIX века, на иконы возлагались драгоценные ризы-оклады, свидетельствующие о благоговейном почитании святыни и бескорыстной щедрости молящихся. Серебром украшались и иконы церковные, и домашние «моленные образы». Как правило, оклады были заказными с патрональным или поминальным значением и служили своего рода оберегом.

Древние русские оклады были выполнены новгородскими мастерами в XIIвеке для икон, входивших в состав алтарной преграды Софийского собора г. Новгорода. Традиция украшать иконы чеканными, серебряными и золотыми окладами устанавливается на Руси под влиянием Византии и идет от древних памятников христианского искусства. Греческие миссионеры отправляли на Русь священные реликвии: кресты, мощи, книги, иконы, имевшие тогда орнаментированные оклады. Русские мастера ориентировались на эти оклады как на образцы и на их основе создавали свои самостоятельные произведения.

Окладная икона представляет собой явление целостного организма, где оклад, становясь неотъемлемой частью живописного изображения, так же необходим для понимания смысла иконы, как и сама живопись. В религиозном понимании символическое значение оклада велико: он является целомудренным покровом, укрывающим священный дар. (В этом отношении окладным иконам близки по духу мощевики-ковчежцы, кресты-энколпионы, в которых хранились мощи святых мучеников). В большинстве окладов использовали драгоценные материалы: золото, серебро, позолоту, словно заключающие в себе божественный свет и чистоту.

В собрании Новокузнецкого художественного музея находится несколько серебряных окладов XIX-начала ХХ вв. Все они сравнительно небольшого формата. Это «семейные» иконы. Оклады сделаны способом чеканки и штамповки с применением в декоре многоцветной эмали по скани, чернения, позолоты. Разные по характеру образов, техническому уровню исполнения, они принадлежат творчеству как столичных, так и провинциальных мастеров.

Оклад иконы «Богоявление» (1865, Москва) выполнен в лучших традициях серебряного дела и является прекрасным образцом этого искусства. Художник с максимальной полнотой использует «текучесть», податливость серебра, его светоносность и благородство цвета. Выразительна техника обработки оклада: чеканкой мастер тщательно и тонко прорабатывает фигуры и другие предметы, воспроизводя фактурные качества дерева, воды, ткани, меха.

Впечатляет не только виртуозное владение техникой, но и то, что художник почувствовал особую интонацию сюжета «Крещение». Удачно найденное им пластическое решение раскрывает духовное содержание происходящего события. Молитвенное состояние души угадывается в силуэтах фигур Христа и Иоанна. Плавный ритм движения воды, изгиба дерева, наклона фигур словно зафиксированы во времени торжественной аркой, соединившей вечное и мгновенное. А в упругом цветении бутонов и листьев мы видим торжество всей стихии, принявшей в момент Крещения благодатную силу. Гладкое, полированное до блеска серебро средника, изображающего небо, изливает поток света: он насыщает пространство, переполняет все действие. Умелая светотеневая моделировка усиливает это впечатление. Мягко округлые, почти скульптурные формы бликуют, сияют, задерживая и преломляя свет. Создается впечатление светового озарения и духовной радости, которую дает святое Таинство.

Выразительный строй оклада «Спас Вседержитель» (начало ХХ века, Москва) воплощает главные черты иконографии этого образа, символизирующего собой славу, божественное величие и всесовершенство Господа. Облик оклада искусно решен и вызывает искреннее восхищение своей гармоничностью и цельностью. Главным моментом в его убранстве является эмаль, украшающая венец и монограммы. Соприкасаясь и взаимодействуя с прозрачным звучным кобальтом, серебро средника преображается, «являет» нам таинственную глубину и теплую бархатистость серого цвета. Это уже не просто пластина металла, а цветовая среда. Холодноватым блеском сияет в ней радужная, многоцветная эмаль. В ее красках доминирует бирюзовый цвет, как символ небесного божественного света. Рельеф ризы отличается идеальной чистотой силуэта и совершенством линий. Плавный ритм растительного узора на плаще Христа, округлость складок перекликаются с мягкими изгибами нитей металла в сканом узоре венца и соседствуют с четким, словно вырезанным контуром силуэта и отточенным рисунком скани. Это яркий пример проявления неорусского стиля, развивающегося в конце XIX– начале ХХ века в Москве в общем русле стиля модерн.

Создавая образ Спаса Вседержителя, открывающегося миру любовью и светом и все же непостижимого, художник подчиняет этой задаче и все выразительные средства. В их сочетании есть изысканная простота и ослепительная нарядность, строгость и многозвучность, которые помогают воплощению в окладе образа царственного и совершенного. Решительное соединение полярных качеств носит ощущение закономерности контраста, цветового и пластического.

В обработке оклада использован механизированный прием – штамповка (почти полностью вытеснившая к концу XIXвека ручную обработку металла). Идеальная гладкость и ровность механической обработки умело обыгрывается художником и включается в образный строй оклада подчеркнутой конструктивностью формы.

Между эмалью и серебром устанавливается определенная связь: это контакт живописного начала и материальных качеств предмета, цвета и конкретной плоскости, при котором внешняя неподвижность оклада перерождается удивительным по силе и чистоте цветом эмали: именно колористическое решение сообщает внутреннюю динамику форме, потому что в окладе «Спас Вседержитель» цветовое богатство имеет не только декоративный характер, но и осуществляет главные задачи самой живописи, воспроизводит цвет и пространство. Направленность этого живописного решения дает эмоциональную нагрузку и духовную энергию окладу, способствует его раскрытию как «проводника» света и божественной благодати.

Сибирская окладная икона «Богоматерь Взыскания погибших» выполнена примерно в середине XIXвека в Тобольске, имевшем богатые традиции серебряного дела. Она небольшая по размеру, свободно перемещается на ладони и несет в себе ноту человеческой теплоты. С простодушной щедростью мастер украсил оклад, сделав его ослепительно нарядным. Лучеобразные венцы выложены прозрачным стеклом, эмалевые пластины с надписями в высоких кастах органично, как нельзя лучше, вписались в общий строй пластики высокого рельефа. Золоченое чеканное серебро насыщает икону светом желтоватым, теплым, живым, при котором все элементы декора превращаются в какой-то драгоценный сплав: светится белая эмаль, вспыхивают грани мерцающего стекла, блестят золотые рельефы пышных складок в одежде Богородицы. Они предельно приближены к зрителю, осязаемы. Мастер увлекся разработкой их мягкого скольжения, передающего ощущение женственности, доброты, уюта. И в этом таится особое очарование. Живописная плавность, неровные трепетные линии в очертании колонн, арок, фигур предстоящих святых вносят в композицию непрерывное движение. Богородица словно проявляет участие к молящимся, дает им утешение и надежду.

Ключникова Е.Л.