Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

Просто честно работал

На исходе прошедшей недели Художественный музей открыл большую ретроспективную выставку Игоря Бессонова, “одного из самых известных, одного из самых замечательных наших художников” (искусствовед Лариса Данилова), чей “рафинированный эстетизм” (доктор искусствоведения Александр Морозов, Москва), чья совершенно изумительная по точности и лаконичному изяществу живописная манера отсылает нас к временам куда более счастливым для искусства (если таковые были).
Если таковых и не было, то они мыслились, как некий идеал - потерянный рай. К слову, “Утраченный ангел” - так называется персональная юбилейная выставка Игоря Бессонова, которая откроется 26 апреля в 17 часов в Доме творческих союзов и будет состоять из новейших - 2010-2011 годов - работ, которые мы не видели и которые, судя по сказанному Игорем Борисовичем, должны знаменовать некий даже, если хотите, перелом в мировоззрении Мастера (только так - с большой буквы) или, может, попытку переосмыслить свое творчество: “Мои идеалы остались в XIX - XX веках. Они там, а я здесь...”
Меня, честно говоря, ошеломила предельно откровенная горечь его слов, глубина его сомнений. Вот ведь в чем дело!
И это говорит художник, который, как однажды было сказано, невзирая на всякого рода невзгоды, демонстрирует просто образцы неизбывных творческого оптимизма и состоятельности. И выставка в Художественном музее потому “большая”, что это “лучшее собрание картин Игоря Бессонова в стране” (директор Лариса Ларина), - это при том, что не все работы вошли в отведенные художнику два зала.
“Любой музей мира гордился бы этой коллекцией”, - Александр Гаврилов, ученик и коллега.
На открытии Игорь Борисович поблагодарил за теплые слова в свой адрес, заметив, что, мол, хоть и с перебором сказано, но все равно приятно.
И потом под автопортретом, где он словно готов к полету, сказал: “Я никогда не строил иллюзий на счет пожинания лавров. Я просто садился и честно работал. Я упивался работой...”
Я же сказал, что меня здорово удивила горечь его слов.
Впрочем, не будем о грустном: юбилей - наверное, и вправду время подведения каких-то итогов, время задумчивости.
Так что нужно просто пройти по залам Художественного музея, где в первом - его тонкие портреты, выполненные легкими и неуловимыми штрихами, как бы условные, но при этом предельно точные в передаче индивидуальности портретируемого, а во втором  - грандиозные по замыслу и исполнению “Цветы на камнях”, где Бессонов осмысляет библейскую историю - читай, непостижимую притчу о Человеке.
Я думаю, чтобы понять, как Мастер изменился, надо еще раз припомнить, что он делал раньше. И потому, как было сказано, почти нечаянная-негаданная выставка в Художественном музее оказалась очень своевременной.

Савва Михайлов, "Кузнецкий рабочий", 23.04.2012