Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

Реликвии и святыни земли Кузнецкой

В среду прошлой недели несколько небезразличных к истории родного города новокузнечан совершили поездку в Томск, чтобы лично ознакомиться с древней кузнецкой иконой святителя Николая Чудотворца. 
Начнём с предыстории. Образ святого Николая Чудотворца, происхождение которого, по-видимому, относится к XVII веку, уже многие десятилетия хранится в фондах Музея археологии и этнографии Сибири Томского государственного университета. Несколько лет назад этот факт стал известен горожанам благодаря публикации новокузнецкого исследователя Юрия Викторовича Ширина. Свою статью Юрий Викторович завершил кратким известием об иконе, фото которой привёл в иллюстрации с подписью “Надвратная икона Кузнецка. Из фондов Музея археологии и этнографии Сибири ТГУ”. 

Древняя реликвия заинтересовала группу новокузнецких предпринимателей - членов Кузбасской торгово-промышленной палаты. Организатором поездки выступал член КТТП, гендиректор компании “Велком” А.А. Волобуев. Кузбасскую митрополию в поездке представлял о. Максим Матвеев. В поездке участвовала съемочная группа муниципального телеканала “Ново-ТВ”. Как имеющий некоторые познания в иконоведении, в поездку был приглашен автор этого текста. 
Выехав из родного города ранним утром, в середине дня наш маленький караван, состоящий из трёх легковых авто, добрался до Томского госуниверситета. Заходим в главный корпус, поднимаемся на второй этаж, через распахнутые старинные красиво окованные витым железом двери входим в музей старейшего университета Сибири. Нас встретил заведующий музеем Ю.И. Ожередов. Икона была заранее извлечена из хранилища. Завязался разговор, постепенно перешедший в живое, заинтересованное общение с неминуемым музейно-экскурсионным оттенком. Гости были посвящены в проблемы сложности и ответственности хранения столь серьёзного экспоната, его ценности, истории поступления в музей и возможной перспективы пребывания реликвии в Новокузнецке. 
Юрий Иванович сообщил гостям, что реликвию предполагается направить на реставрацию во Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря. Что с оригинала иконы будет сделана копия для передачи в один из музеев Новокузнецка. При этом отреставрированный подлинник планируется передать на временное хранение для временной же выставки в Новокузнецке. Представители администрации нашего города и ТГУ уже готовят соответствующие документы, оговаривающие подробности предстоящего юбилейного сотрудничества. И это касается не только постепенно становящейся знаменитой иконы. Фактически к 400-летнему юбилею в Новокузнецке запланирована яркая культурная акция, включающая выставку предметов ценных коллекций археологических находок, найденных в пределах Кузнецкой земли и хранящихся ныне в музее Томского университета. 
Попытаемся предварительно описать увиденный нами раритет с, опять же, экскурсом в историю. В древнерусском и русском религиозном искусстве Нового времени скульптурно-рельефные изображения святых относительно редки. При этом надо заметить, что канонических, то есть соборно принятых Церковью, запрещений объёмных образов в православии не существует. 
Данный образ святого Николая Чудотворца - пример родившейся в древней России иконографии святителя, называемой “Николай Можайский”. Иконография такого вида происходит, согласно дошедшему с XIV века преданию, от запечатлённого в иконе чудесного явления святого Николая жителям осаждённого врагами города Можайска. Окружённые неприятелем можайцы увидели стоящего в воздухе Николая Чудотворца с мечом в одной воздетой руке и с изображением города в виде обнесённого крепостью храма - в другой. Сразу после явления святого Николая противник снял осаду и бежал. Благодарные жители Можайска в XIV же веке создали образ явившегося им Чудотворца в виде расписанной рельефно-резной деревянной скульптуры. Фигура собственно можайской иконы крепилась к деревянной основе-фону, периметр которого был выделен выступавшими стенками киота. Образ святителя был выполнен в полномерном виде - 182 сантиметра высотой. Украшенный киот и скульптура составляли Можайскую икону как целостный памятник. 
Можайская икона великого святителя прославилась многочисленными чудесами, её почитание и списки-копии разошлись по Русскому государству. На последующих копиях оригинала киот воспроизводится, а где-то мастера ограничивались невысокими полями-рамками или образ целиком передавался на плоскости, как писаная икона. Эти бесчисленные списки-копии, выполненные в разных вариантах, находились в храмах и жилищах русского народа. Пребывание Можайского образа святого Николая в старинном Кузнецке - свидетельство целостности и единства древнерусской религиозно-культурной традиции, которая при движении русского народа на восток, в Сибирь, переносилась им из европейского центра Русского государства в далёкие “сибирские украйны”. 
Русские люди издревле стали размещать копии Можайской иконы над проездными воротами крепостных башен. Например, изображение Святителя в этом виде на Кремлевских воротах в Москве относится к 1401 году. Соответственно, эта башня белокаменного Московского Кремля получила наименование “Никольская”. В 1491 году башня вместе с образом была вновь воспроизведена при новой, кирпичной, постройке Московского Кремля. В изменённом виде образ сохранился до наших дней. Традиция помещать икону Николая Можайского над крепостными воротами распространилась по России: до нашего времени существуют, например, Никольские башни Смоленского и Нижегородского кремлей. Сам же явленный, как его называли, чудотворный Можайский образ святителя Николая хранился в Никольском соборе Можайска вплоть до очередной волны коммунистических гонений на Церковь. В 1930-е годы прославленный образ власти отправили в Москву, в реставрационные мастерские, возглавляемые И.Э. Грабарём, затем в Третьяковскую галерею, где великая русская святыня выставляется как экспонат народного деревянного резного искусства. 
 
020_18_2013.jpg
Кузнецкая икона Николая Чудотворца (рисунок № 1) - резной вариант, поэтому весьма близкий к исходному можайском образу, но, к сожалению, находится он далеко не в полной сохранности. Меч в правой руке утрачен полностью. Град Можайск в левой руке изображён стилизованно, как здание с воротами и двумя башенками-колоннками по углам (предположение автора), из которых левая утрачена. Над ними возвышался церковный верх с куполом и крестом; верхняя часть этой детали утрачена. Фигура святого выполнена из дерева, в виде высокого, сильно выступающего от фоновой основы рельефа (горельефа), составленного из нескольких подогнанных друг к другу и прикреплённых гвоздями к дощатой основе частей: массивного туловища с главой и нимбом, рук, ниспадающих риз и “выглядывающих” из-под них кончиков обуви. Выступающие объёмы лика и корпуса несколько уплощены. Омофор выделен низким рельефом. Основа, к которой прикреплена фигура, состоит из вертикально ориентированных досок 1,5-2 см толщиной, сплоченных в щит креплением к накладным брусьям. Брусья образуют набивные поля иконы; нижний брус утрачен. На эти брусья-поля прикреплена XVIII века изготовления декоративная резная рамка в стиле рокайль, части которой с утратами сохранились на левом и верхнем брусе рамы. Юрий Иванович Ожередов сообщил, что икона пострадала в годы Второй мировой войны. Тогда в помещении музея размещалось производство эвакуированного в Томск предприятия, а предметы коллекции были перенесены в помещение с неподходящими условиями хранения. Но музей располагает довоенной фотографией, на которой икона выглядит заметно лучше, она будет полезной при реставрации. Замер иконы нам произвести не разрешили, так как это атрибут научного исследования, приоритет в котором за музеем-обладателем. Если называть размеры примерно, то икона в высоту около 130 см, в ширину - 85 см. 
 
020_17_2013.jpg
Слабый свет в помещении, потемневшая олифа, загрязнённость поверхности мешали разглядеть иконное письмо, но попытаюсь описать и его. Фигура оклеена тканью-паволокой, покрыта грунтом-левкасом и расписана, вероятно, яично-темперной краской. Манера письма древнерусская, лик (рисунок № 2) писан охрами (коричневый цвет). Иконописные “тени” вокруг глаз, носа, губ, по периферии лика выделены тёмным санкирем. Губы и борода выделены тёмно-коричневым. Одеяния переданы сочетанием характерной “живописной графичности” затемнений и пробелов разделки складок одеяний. Фелонь снаружи красного цвета, изнутри - цвета охр, подризник - синего (если верно разглядел). Омофор колерован светлыми охрами, кресты на нём - ярким оттенком красного. Доля утери красочного слоя на лике и в письме одеяний (фигуры) относительно невелики, что упрощает будущую реставрацию. Должен подчеркнуть, что это описание предварительное, “навскидку”. Полное и наиболее достоверное будет получено в ходе реставрации иконы, когда осуществится её расчистка, она явит икону буквально в полном цвете. 
Кстати, факт сохранности до нашего времени рельефно-резного образа Николы - сродни чуду. В прошлом древнерусскую резную икону неоднократно накрывали волны административного преследования. Синод указами от 21 мая 1722 года, от 30 ноября 1832 года и светские власти в 1890 году издавали запреты на употребление резных икон в храмах. Это вызывало кампании изъятий резных образов из церквей с последующим уничтожением. Но, к счастью для резной русской иконы-скульптуры, вред спускаемых сверху указов в какой-то мере смягчался неисполнением на местах. Вероятно, наиболее почитаемые и ценимые иконы намеренно оставлялись клиром и прихожанами в церквях на своих местах, какие-то переносились, прятались от глаз начальства в подсобные помещения или перемещались верующими за пределы храмов. Какие-то из них сохранялись не только по религиозным мотивам, а и из антикварных интересов. Подобным образом, возможно, уцелела наша икона святого Николая. 
Неоднозначны сохранившиеся свидетельства о поступлении иконы в музей ТГУ. Согласно одним данным (они приведены в статье Ю.В. Ширина), икона поступила в 1927 году от жительницы Кузнецка. Ю.И. Ожередов, рассказывая нашей группе об иконе, уточнил, что фамилия этой женщины - Беликова. И он же озвучил возникший вопрос: родственницей или однофамилицей приходилась эта женщина известному учёному и пастырю, профессору богословия Томского университета (с 1889 года), доктору церковной истории (с 1902 года), на тот момент протоиерею Димитрию Беликову, впоследствии (с 1923 года) архиепископу Томскому?
 
Александр Клещевский, научный сотрудник Новокузнецкого художественного музея
"Кузнецкий рабочий", 21.02.2013