Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

Из кузнецкого окружения Достоевского

Декабрьским днем 1852 года по Барнаульской дороге к Кузнецку приближалась кибитка с молодой супружеской парой. К новому месту назначения ехал священник Тюменцев Евгений Исакович. Закончив несколько месяцев назад Тобольскую духовную семинарию с аттестатом первого разряда, отец Евгений по прошению был переведен из Барнаульского округа священником в г. Кузнецк.

Первые впечатления от знакомства с городом были отрадными. С высокой крепостной горы открывался вид на тихие уютные улочки, утопающие в снегу. Силуэты двух каменных храмов поражали воображение величественностью и изяществом. В этом городе, в Одигитриевской церкви, отстроенной в 1780 году, ему надлежало начать службу священником, отдать этому сорок лет жизни и здесь же, в Кузнецке, закончить свое земное существование. Отец Евгений еще не знает, что через несколько лет ему предстоит встреча, которая заставит многое переосмыслить, укрепит его мысли о духовном подвижничестве как главном назначении человеческого существования. В 1857 году состоится личное знакомство Тюменцева с писателем Достоевским.

Пребывание писателя в Кузнецке было недолгим, три приезда из Семипалатинска в 1856-1857 гг. составили по времени немногим более трех недель. В последний приезд зимой 1857 года Федор Михайлович обвенчался в Одигитриевской церкви с М.Д. Исаевой. В письме к брату Достоевский так пишет об этом событии: «В Кузнецке я почти никого не знал. Но там она сама меня познакомила с теми, кто получше, и все ее уважали. Посаженным отцом был у меня тамошний исправник с исправницами, шаферами тоже порядочные довольно люди, простые и добрые, и если включить священника да еще два семейства, то вот и все гости на ее свадьбе». В «Брачном обыске» значится фамилия священника, венчавшего молодых, он же присутствовал на их свадьбе — это был Е.И. Тюменцев.

Круг кузнецких знакомых Достоевского, как видим, был довольно ограниченным и сугубо провинциальным, но все-таки он счел необходимым особо выделить из него священника Тюменцева. Ко времени знакомства с Достоевским отец Евгений достаточно молод, ему было всего 27 лет. Но, вероятно, образ мышления, духовно-нравственный строй провинциального священника произвели благоприятное впечатление на писателя. О характере их общения имеются сведения в письме за 1884 год самого отца Евгения преподавателю Томской духовной семинарии А. Голубеву: «... Свадьбу праздновали просто, но оживленно. Федор Михайлович бывал у нас в доме раз десяток, пивали чай, кофе и русскую, но в самом умеренном виде; беседы его, хоть и непродолжительные, были самые откровенные, задушевные, говорил неумолкаемо, плавно, основательно: о каждом предмете или расскажет, или расспросит до мельчайших подробностей; наблюдательность его во всем высказывалась в высшей степени». (Достоевский. «Материалы и исследования», Л., 1987). Это письмо было отправлено А. Голубевым в Петербург для А.Г. Достоевской, собиравшей материалы к биографии мужа. Приведенный фрагмент иллюстрирует теплый, сердечный характер их отношений, человеческий интерес этих двух людей друг к другу. Нравственные вопросы эпохи волновали людей с обостренной совестью, где бы они ни жили. Достоевский же очень нуждался в думающем, понимающем собеседнике, поскольку в Сибири он переживал сложный перелом в своем духовном развитии.

Необходимо отметить еще одно важное обстоятельство — отец Евгений знал, что венчал не просто ссыльного семипалатинского офицера, но писателя, автора нашумевшего романа «Бедные люди», и, следовательно, читал его будучи еще учащимся Тобольской духовной семинарии.

Для углубленного понимания личности священника Тюменцева и характеристики духовной жизни Кузнецка второй половины XIX века обратимся еще раз к письму: «В то время литературная деятельность Федора Михайловича только еще начиналась, и я в это время был знаком только с его «Бедными людьми», затем вскоре с «Записками из Мертвого дома». Прочие его произведения в Кузнецкой училищной библиотеке были почти все и нашей интеллигенцией читались с охотой. Богослужение в воскресенье и праздничные дни Ф.М. Достоевский посещал всякий раз».

Поздние воспоминания Ф.М. Достоевского о Кузнецке, вероятно, ассоциировались прежде всего с Е.И. Тюменцевым, что явствует из этого же письма: «Брак их совершен мною. Через неделю после венчания уехали они в Семипалатинск, а оттуда — в Петербург, откуда я получил от них два письма, на которые и отвечал, но тут ничего не было серьезного». Следовательно, и после отъезда Достоевских оставалось взаимное желание поддерживать хотя бы письменную связь.

Литературоведческие издания о Достоевском включают имя кузнецкого священника в окружение писателя, поэтому так ценны архивные находки, раскрывающие его жизненный путь. Уже в первые годы пребывания в Кузнецке отец Евгений не только исполняет обязанности священнослужителя в приходе Одигитиевской церкви, но назначен на должность городского депутата и увещателя при ратуше. В 1858 году он награждается наперстным бронзовым крестом на Владимирской ленте в память о Крымской войне, в 1860 году Томским архиепископом дважды «преподаны св. Тюменцеву архипастырские благословения». Поводом для этого явилось «особенное усердие в проповедовании Слова Божьего... и отлично ревностное исполнение пастырских обязанностей». Нравственный авторитет священника у кузнечан был исключительно высок, что и послужило поводом к распоряжению генерал-губернатора Западной Сибири о назначении его в 1864 году законоучителем в местное уездное училище, а с 1879 года в мужское и женское приходское училище. По линии Томской духовной консистории Е.И. Тюменцев регулярно получает награждения и повышения по службе. Так, в 1865 году он награжден набедренником, в 1868 году — скуфьею, в 1873 году — бархатной фиолетовой камилавкою. В 1881 году от Священного Синода награжден наперстным крестом. В 1882-1883 годах отец Евгений получает звание протоиерея и должность благочинного по Кузнецку и его округу.

К этому времени он обзаводится собственным домом в Одигитриевском приходе, имеет жену и четырех дочерей. Кузнецкий пожар 1884 года уничтожил дом Тюменцева со всем имуществом. Начинают уходить из жизни близкие ему люди. Но именно в эти годы Тюменцев особенно много трудится: территориально благочиние велико, в него входило более 20 церквей, множество часовен, молитвенных домов. В самом Кузнецке в этот период возводится часовня на Соборной площади, в крепости — надвратная церковь. В 1892 году Е.И. Тюменцев уходит на покой, прослужив 40 лет. Вероятно, тогда же была выполнена с него фотография, хранящаяся в коллекции городского краеведческого музея. Простое, неброское лицо с окладистой бородой, строгий внимательный взгляд, привычно-естественная поза дают представление об истинном подвижнике, словом и делом поддерживавшем паству, скорбящую человеческую душу. Вовлеченный волею событий в жизненную орбиту Достоевского, отец Евгений хранил о нем благодарную память, тем самым приобщая историю Кузнецка к великому имени русской литературы.

Е.И. Тюменцев скончался в 1898 году, место захоронения его неизвестно. Можно только предполагать, что это могло быть у стен Одигитриевской церкви, Преображенского собора или на старинном Кузнецком кладбище, которое неблагодарные потомки превратили в сад алюминщиков, пройдясь бульдозером по крестам и надгробиям своих предков. Раскрытие многообразных аспектов нашей «малой истории» через человеческую личность, ее подвижническую духовную деятельность позволяет более объективно судить о культуре Кузнецка второй половины XIX века. Сведения о Е.И. Тюменцеве, бесспорно, должны найти отражение в новой экспозиции литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского.

А. Шадрина, искусствовед архитектурно-реставрационной мастерской № 5.

«Кузнецкий рабочий», 07.06.1990 г.