Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

Благотворители земли Кузнецкой

Термин «меценат», как и деятельность, с ним связанная, появился у нас в России во второй половине 18 столетия. Он неотделим от понятия «покровительство искусству» и благотворительной деятельности в разных аспектах жизни чрезвычайно знатных и богатых людей того времени — Голицыных, Шереметьевых, Юсуповых, Безбородко, Куракиных и многих других. Они покровительствовали художникам и имели прекрасные живописные коллекции. Любя театральное искусство, имели свои домашние театры с замечательно талантливыми крепостными актерами и актрисами (П. Жемчугова). Некоторые из них по прихоти владельцев получали профессиональное образование в странах Западной Европы. Эти меценаты строили больницы для бедных, отдельные сохранившиеся здания до сих пор используются по старому назначению. Они открывали школы, воспитательные дома для детей-сирот, где дети обучались грамоте и ремеслу, получая профессию и многое другое. Но, прежде всего, это были люди большой образованности и европейской культуры, а дела их так значительны, что мы более чем через двести лет помним их имена, а дворцы их сохраняют интерьеры далекой эпохи и радуют нас музейными экспозициями (Останкино, Архангельское). Таковы первые российские меценаты. Но заглянем в прошлое Кузнецка, всмортимся в лица горожан и поищем среди них меценатов.

В давние времена в Кузнецком уезде появилась своя терминология, характеризующая деятельность по линии благотворительности — доброхотодатель, жертвователь, благотворитель.. Смысл ее заключался в конкретном умении человека добровольно сделать добро, проявлять милосердие к неимущим, помогать им и в целом городу. В Кузнецке доброхотодатели, жертвователи на свои средства строили храмы, часовни, мосты, открывали школы, библиотеки и многое другое. Термин «меценат» в Кузнецке не прижился, городское общество здесь было гораздо проще, слово это просто не знали. По простоте сердца больше ориентировались на заповеди православной веры. И это ничуть не умаляет их деятельности на ниве благотворительной. Но по-настоящему удивляет, что в Кузнецке и территории уезда пожертвованием и благотворительностью занимались практически все сословия, только в разных формах участия.

Из второй половины 18 столетия наиболее рельефно вырисовывается фигура кузнецкого купца Ивана Дмитриевича Муратова, выходца из крестьян, старосты деревянной Одигитриевской церкви. Он грамотный, так как его рукой написано ходатайство от прихожан о строительстве нового Одигитриевского храма, теперь каменного (Тобольский архив). Памятник архитектуры 18 века в стиле сибирского барокко в 1918 году был сожжен роговцами, а в 1929 разобран на материал. В этом храме 6 февраля 1857 г. венчался Ф.М. Достоевский.

В 18 столетии уже сложилась традиция, когда о возведении нового храма ходатайствует не духовенство, но сами прихожане через старосту, ведь храмы возводились, в основном, только на народные пожертвования. Муратов внес на строительство нового каменного храма 400 рублей серебром, по тому времени деньги немалые, одновременно обеспечивает хозяйственное руководство строительством. В архивных документах Тобольска Иван Дмитриевич именуется как доброхотодатель и жертвователь. Результаты его деятельности формируются традициями православия и патриотизма. При новом храме на свой капитал он выстроил каменную богадельню «для призрения неимущих». Смысловое значение фразы далеко от понятия «презирать», призреть — обогреть, дать кров, накормить и быть милосердным к обездоленному. В Отечественную войну с Наполеоном в 1812 году шел добровольный сбор пожертвований в пользу армии, и Муратов внес солидную сумму. Жизнь свою Иван Дмитриевич завершил возведением часовни во имя Св. Флора и Лавра. До сих пор в Кузнецком районе в самом начале объездной дороги сохранились два небольших двухэтажных каменных дома, один с высокой кровлей — 1780 года, другой — 1799, оба когда-то принадлежали И.Д. Муратову.

Его современником являлся «именитый гражданин», купец первой гильдии Иван Васильевич Борисов. Этот человек удовлетворял свои интересы, как благотворитель, в социально-хозяйственных нуждах горожан. В конце 18 столетия он выстроил деревянный домик, состоящий из двух покоев, под богадельню, которая содержалась «партикулярным образом под его надзором и иждивением». В богадельне проживали «престарелые бесприютные обоего пола от 5 до 10 человек без утверждения начальства». Иван Васильевич с 1808 по 1810 годы служил по общественным выборам в городовом управлении в должности головы. Для покупки зерна в только что открывшийся в Кузнецке хлебозапасный магазин (1810) Борисов пожертвовал 1000 рублей серебром для закупки зерна.

Мещанское сословие Кузнецка тоже не оставалось равнодушным к проблемам благотворительности. Так, кузнецкая мещанка Дарья Хабарова, занимавшаяся на рубеже 18-19 вв. частной учительской практикой, в 1807 году обратилась в Духовное правление о строительстве на городском кладбище (сад Алюминщиков) Успенской каменной церкви в память о ее умершем отце. Храм строился долго, Д. Хабарова умерла, не дождавшись его завершения. В окончании его строительства принял участие кузнецкий мещанин Ф.В. Ананьин. Освящение храма состоялось в 1837 году.

Невозможно не упомянуть имя Ивана Семеновича Конюхова, автора «Кузнецкой летописи». Прожив долгую жизнь (1792-1881), он был свидетелем многих событий, происходивших в Кузнецке. Иван Семенович пишет о них именно как очевидец, и это бесценный материал для историка-краеведа. Человек глубоко религиозный, он общался с монахами-отшельниками (о. Зосима, о. Василиск), жившими в кузнецкой тайге, где он навещал своего отца, бывшего у них восемь лет на послушании. Быть милосердным, делать добро, жить в благочестии было нравственным законом для этого удивительного человека. Именно в силу этих обстоятельств он занимался благотворительностью, помогая бедным, обездоленным людям. В 40-е годы 19 века И.С. Конюхов вносит в Кузнецкое казначейство 600 рублей, распорядившись употребить проценты с этой суммы для оплаты податей бедных мещан Кузнецка. Кроме этого, им было пожертвовано 300 рублей для «найма квартир бескровным и неимеющим родственников, для продовольствия таковых, снабжения одеждою и прочим».

Все его пожертвования в 40-е годы вылились в сумму 2300 рублей серебром.

Крестьяне Кузнецкого уезда поддерживали традицию пожертвований на доброе дело и принимали в ней участие. Так, при строительстве сельских храмов выборщиками пожертвования от прихожан собирались по всей территории уезда. Были и другие, более конкрентые примеры. В 1854 году горнозаводской крестьянин села Ильинского Василий Гаденов получил разрешение благочинного на свою просьбу о возведении часовни во имя Св. Пророка Илии при въезде в село со стороны Кузнецка. К 80-м годам 19 века часовня обветшала, и другой крестьянин, Бедарев, выстроил новую деревянную часовню на свои средства.

Действительно, жертвователей по линии духовно-православной было более чем достаточно, но в последней четверти 19 века их число увеличивается и в светской направленности. Но об этом речь впереди. Люди, прежде всего, не забывали о своей душе в сердечной простоте (повторяюсь) и страхом наказания греха, следовательно, жили не только земными заботами.

Деятельность кузнецких благотворителей порой заходила далеко на север Кузнецкого округа. Вероятно, объяснение этому нужно искать в родственных связях, либо чисто купеческих интересах. Так, кузнецкий купец второй гильдии Д.Д. Бекенин пожертвовал деньги на строительство кладбищенской церкви Салаирского рудника в 1861 году, но уже в 80-е годы восстанавливает в селе Подгороднем сгоревшую Христорождественскую церковь (начало горы Островской), израсходовав при этом более 2 тысяч рублей. В 90-е годы Дмитрий Дмитриевич вносит 300 рублей в пользу причта Свято-Троицкой церкви с. Брюхановского (Красное) на поминовение родителей и себя. За эти пожертвования Бекенин был представлен к награждению золотой медалью на Станиславской ленте.

Томский епископ и Святой Синод поощряли благотворительную деятельность подобными наградами, иногда и более высокими. Поэтому обратимся к другому примеру, исключительность которого чрезвычайна. Речь пойдет о крещеном инородце Куртегешеве Назаре Степановиче. Живя в улусе Осиновском, он выстроил на свои средства для православных прихожан (шорцев) деревянную церковь на каменном фундаменте. Далее, на свои средства он оснастил этот храм иконами, утварью и в течение целого года оплачивал содержание причта, позднее утвержденного Св. Синодом. К этому времени Куртегешев переехал в Кузнецк, утвердившись во второй купеческой гильдии. Но связь с родным улусом не прерывается, и в разное время еще дополнительно он жертвует в храм Осиновского улуса 2860 рублей. Но его благотворительная деятельность на этом не заканчивается. Для новой церкви с. Калтан Куртегешев пожертвовал в пределах одной тысячи рублей на приобретение церковной утвари и колокола. Для новой церкви с. Безруково, где жило много шорцев, пожертвовал 315 рублей. Всего же из своего капитала на духовно-православные нужды Назар Куртегешев пожертвовал девять тысяч рублей. В связи с этим Томский епископ Платон в 1871 году ходатайствует перед Св. Синодом о награждении Куртегешева золотой медалью на Станиславской ленте «За усердие» для ношения на шее. Назар Степанович был награжден с соизволения Императора Александра II орденом св. Анны третьей степени. Этот орден был утвержден при императрице Елизавете Петровне в 1743 году и считался высокой наградой. Позднее и городская управа оценила его пожертвования на хозяйственные нужды города, исхлопотав Куртегешеву звание почетного гражданина города Кузнецка. В 1882 году вдова Наталья Куртегешева жертвует в два храма Кузнецка, Одигитриевский и Преображенский, по 500 рублей серебром на поминовение мужа и 1000 рублей на содержание богадельни.

Получение наград (орденов, медалей) за благотворительность по любому ведомству было делом почетным, в торжественных случаях их надевали, очень гордились ими. Любили в них фотографироваться. Награды и звания, полученные за благотворительную деятельность, помимо чувства гордости и внутреннего удовлетворения, давали определенные привилегии.

В конце 19-начале 20 века сфера деятельности благотворителей значительно расширяется. И это обстоятельство помогает Кузнецкой городской управе удовлетворительно решать проблемы просвещения, медицины, культуры и т. д.

 

А. Шадрина. «Кузнецкий меценат», июль 2003