Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

... А наш город хуже деревни

Продолжаем рассказ о жизни кузнечан на рубеже XIX-XX веков через публикации неизвестного корреспондента, печатавшегося в газете «Сибирская жизнь». Свои статьи корреспондент называет «Письма из Кузнецка, или Захолустные силуэты».

На рубеже веков социально-экономическая и культурная жизнь России носила чрезвычайно интенсивный характер не только в столичных городах, но даже в сибирской провинции. Именно тогда появляется новый газетный жанр, получивший название «злободневного фельетона» (Тэффи, В. Дорошевич). В этом жанре отражалась «симфония повседневной человеческой жизни» (так тогда говорили), ее проблемы. Одновременно в фельетонах много внимания уделяется «отцам города», их умению наладить городское хозяйство, его санитарному состоянию. И вот здесь-то авторы нового жанра безудержно раскрывают свой дар сатирический, юмористический, а порой просто глумятся. У читающей публики эти статьи имели громадный успех.

Наш кузнецкий корреспондент следует этой традиции, но не подписывает своего имени, он аноним. Он часто пишет о бытовой стороне жизни кузнечан, но затем обязательно обращается к общественным вопросам. Действительно, быт горожан непрост, и автор сетует на это чрезвычайно своеобразно.

«В этом году с самой весны даже погода представляет мало материала для корреспонденции, дождь и дождь. Никому, вероятно, не приходится так плохо, как нам, кузнечанам. Город приютился так, что попасть в него весной, осенью и даже в летние бурные дни положительно невозможно, так как с какой стороны ни заезжай, а через реку Томь надо переплавляться, что не всегда возможно в указанное время. Вот уже конец октября, а Томь еще не встала, и две недели мы почти без почты. Но если погода не установится, то мы останемся в полной темноте. Керосин у нас на исходе, и цена на него поднимается».

Выборных кузнецких уполномоченных, составляющих руководство города, он не щадит, иронизирует язвительно: «Сколько интересных вопросов можно поставить нашим заправилам, как без особых затрат улучшить положение города. А наш лорд-мэр (Быстров — А.Ш.), получающий жалованье, какого лишь и с высшим образованием не получают, не дает себе труда хотя бы чем-нибудь ознаменовать свою службу и оставить городу добрую память о своем существовании». Наконец, в этой корреспонденции появляется имя, которому автор уделяет большое внимание, говорит с большим уважением о его деятельности, но именно этот человек представляет ту самую интеллигенцию, над которой автор так часто язвит.

Шунков Иван Семенович, выпускник Омской учительской семинарии 1875 года, преподавал в Кузнецком уездном училище историю и географию, в 1896 году утвержден в должности смотрителя (директора). Без сомнения, личность неординарная.

Вот что пишет об этом кузнецкий корреспондент:

«Благодаря энергичному воздействию вновь назначенного штатного смотрителя И.С. Шункова несколько изменилось к лучшему положение нашего городского училища. В мужском его отделении имеется 73 ученика при одном учителе. Теперь город ассигновал 180 рублей для помощника учителя. Законоучителям в мужском и женском отделениях добавлено жалованье, вместо 48 рублей в год они будут получать по 72 рубля. Ассигновал город для классов рукоделия в женском отделении 36 рублей. Учительница, получающая 212 рублей в год и квартиру при училище, изъявила желание бесплатно преподавать девочкам рукоделие, и в 1890 году на пожертвованные 17 рублей преподавание началось, и классы рукоделия продолжались до 1896 года. За продаваемые работы детей в течение всего времени было выручено около 115 рублей, на «каковые деньги и покупались материалы для разных работ и изделий».

Обличая нравы руководства города, автор статьи приводит чрезвычайно интересный пример из сельской жизни:

«Хотя бы между картами и сном наши городские заправилы заглядывали в газеты и журналы, они узнали бы, что во многих деревнях крестьяне, неся обязательную службу без вознаграждения, прилагают массу старания на устройство ... школ, библиотек, на улучшение общественных условий. А наш город хуже всякой деревни».

Далее кузнецкий корреспондент с юмором и некоторой долей язвительности повествует о сценах на городских улицах, которые явственно представляются мысленному взору читателя.

«Но вообще у нас все обстоит благополучно. Собаки воют и свободно бродят по улицам, время от времени в центре города близ собора появляется целое стадо коз с их супругами козлами, везде по городу можно видеть болтающуюся скотину мелкой породы, очень редко, но все же иногда показываются в городе две свинки, но вообще это исключение — свиноводством у нас не занимаются».

Автор несколько лукавит. Как житель Кузнецка он прекрасно знает, что в современном ему Кузнецке той эпохи (90-е годы XIX в.) числится 1000 лошадей, столько же крупного рогатого скота, пасущегося на выгонных землях, «мелкая порода» скота практически не учитывается. Не так уж плохо живут кузнечане, ведь их на этот момент всего 3000 человек.

Пожалуй, самое удивительное в этой корреспонденции относится к упоминанию имени С.И. Мамонтова, московского миллионера, владельца частной оперы. Но и о нем автор пишет с язвительной интерпретацией: «Ожидали мы, кузнечане, да и вся наша округа, большой благодати от перехода кабинетских предприятий в руки компании г. С.И. Мамонтова, но по сей час никто и ничего от этого перехода не выиграл. Ездили наши купчики в Гурьевский завод за железом и говорят, что лучше и дешевле купить его на Урале. Вот так фунт! Квартиры, говорят, устроили себе господа деятели хорошие с зимними садами, теперь устраивают себе электрическое освещение. Говорят, будут строить и театр. Вероятно, Савва Иванович Мамонтов посетит Гурьевский завод, а так как он большой любитель музыки (в Москве у него свой театр), то к его приезду поставят оперу «Роберт Дьявол». Как исполнится впредь, трудно сказать, но можно поручиться, что хор первого действия будет исполнен с таким ансамблем, что Савва Иванович придет в умиление».

Жизнь провинциального городка, его проблемы глазами современника дают яркое представление о быте, нравах кузнечан конца XIX — начала XX веков. Таков кузнецкий злободневный фельетон!

А. Шадрина. «Губернские ведомости», 24.08.2000