Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

Из истории формирования Новокузнецкого художественного музея (1969-1985 гг.)

Наступающий 50-летний юбилей Новокузнецкого Художественного музея предлагает нам обратиться к наиболее значительным этапам его формирования. В основу доклада легли мои личные воспоминания о времени работы в музее.

Музей наш был организован в 1961 году, по приказу Министерства Культуры Российской Федерации, как областной, наряду с Барнаульским, Красноярским и Новосибирской Картинной галереей (1958-1962). Основой для создания музея явилась художественная коллекция городского краеведческого музея. Но из перечисленных музеев только Новокузнецкий получил статус музея Советского изобразительного искусства, что и определило на несколько десятилетий концепцию комплектования его коллекции. Этому обстоятельству чрезвычайно содействовали идеологические установки руководства города и строгий бухгалтерский контроль за использованием средств вышестоящего учреждения культуры.

Музей с момента основания длительное время находился в помещении бывшего гастронома по проспекту Металлургов, 3 с экспозиционной площадью 140 кв.м. В первые годы существования музея традиционные формы его деятельности в значительной степени зависели от наличия профессионального или просто образовательного уровня научных сотрудников. Несмотря на большой интерес к профессиональной музейной работе, текучесть кадров была значительной. И все-таки в середине 60-х годов два молодых сотрудника уже учились на искусствоведческом факультете в Художественном институте им. Репина в Ленинграде. Одна из них, Стромская Т. А., была участницей кружка юных искусствоведов в музее с 9 по 11 классы. И её путь в музейную профессию был определён уже в ранней юности. Другой сотрудник, В. А. Панжинская, также училась в институте им. Репина. Через несколько лет эти сотрудники вырастут в высокопрофессиональных специалистов. Проблема кадров достаточно успешно была решена на рубеже 70-80-х годов. В эти годы закончила искусствоведческий факультет в институте имени Репина Бендас Л. И., уже училась в этом вузе, получая второе высшее образование, Высоцкая Т. М. В этот период времени получали искусствоведческое образование три научных сотрудника в Уральском государственном университете – Данилова Л. Г., Кайгородцева Л. П., Бычкова Т. А. Следует отметить, что первый этап существования музея (почти десять лет) завершился изданием каталога коллекции (1969). К этому времени собрание музея насчитывало почти две тысячи экспонатов.

Параллельно с проблемой кадровой на этом этапе деятельности музея успешно решался вопрос эспозиционно-выставочной работы. Пожалуй, единственный отрицательный момент этого аспекта деятельности заключался в малой площади музея. С приходом выставки извне работы постоянной экспозиции убирались в хранилище. Музей регулярно получал выставки из Москвы по линии СХ РСФСР и СХ СССР через дирекции выставок, из крупнейших музеев страны и частных собраний, по линии МК РСФСР через Росизопропаганду. Чрезвычайно интересны были персональные выставки известных советских художников. О нескольких выставках этого этапа формирования музея хотелось бы читателям напомнить.

В 1970 году состоялась выставка западноевропейского искусства из собрания Государственного Эрмитажа, в 1973 году – выставка русского искусства 16-19 вв. из Государственной Третьяковской галереи, в 1978 году – выставка русского и западноевропейского 18-19 вв. из Московского частного собрания Ю.В. Невзорова, в 1980 году – выставка русского искусства из Государственной Третьяковской галереи, в 1981 году – выставка русского искусства 18 – начала 20 вв. из коллекции Государственного Русского музея, в 1972 г. – выставка работ В. В. Лебедева (живопись, графика. Ленинград) из собрания вдовы художника, в 1974 г. – персональная выставка новосибирского художника Н. Грицюка с его непосредственным участием, иркутского художника А. Костовского и другие. Несмотря на убогость помещения, интерес горожан к подобным выставкам был чрезвычайно велик, а число посетителей постоянно росло.

И, наконец, уже перед руководством города встала конкретная задача о выделении музею нового помещения с современными интерьерами, функциональными зонами. Председатель горисполкома В. Н. Ситько бывал у нас в музее на выставках, и вот летом 1978 года с ним состоялась беседа о музейных проблемах. Через несколько дней вопрос с новым помещением был решён. Ещё несколько лет В. Н. Ситько был негласным попечителем нашего музея.

Для перепроектировки помещения под музей первого этажа нового дома по улице Кирова, 62 была привлечена группа архитекторов из института Кузбассгражданпроект. Через три года (в июне 1981 г.) коллекция музея была перевезена в новое помещение с новым оборудованием и мебелью. В этот период существования его материальная база укреплялась обстоятельно – был получен новый автобус «Кубань», МК РСФСР выделило концертный рояль, наконец, музей получает большие бюджетные дотации от города для пополнения коллекции. В этот период существования музея два сотрудника впервые получили квартиры, трое сотрудников улучшили свои жилищные условия.

Связи музея с крупнейшими коллекционерами, художниками, творчество которых уже определялось как классика, особенно укрепляются в конце 70-х – начале 80-х гг. Активное пополнение музейной коллекции при наличии средств, казалось бы, не столь сложное дело. Но проблема усугублялась тем, что было упущено время, и приобретение работ классиков русского и советского искусства 20-40-х годов требовало дипломатических ухищрений, длительных переговоров с авторами или наследниками. В коллекции музея недоставало или совсем не было произведений искусства ряда авторов, работавших до 1917 года и перешедших в новую советскую эпоху. Хотелось бы особо обратить внимание на ряд имён, составивших славу искусства 20 века, которые удалось приобрести музею в этот период. Большую радость доставили две работы З. Е. Серебряковой, купленные в Москве, у её дочери Татьяны, театральной художницы. У сына в Ленинграде также хранилось великолепное художественное наследие матери, но ни на какие уговоры о приобретении работ музеем он не согласился. Интересным, но чрезвычайно сложным оказалось общение с ленинградским художником Е. Е. Моисеенко, работ которого в музейном собрании не было. Грубоватая откровенность этого замечательного живописца, уверявшего нас, что в сибирскую глухомань он своих работ не продаст, весьма озадачила. Однако наша настойчивость в конце концов увенчалась успехом, из мастерской художника мы уносили 8 упакованных живописных работ. Сложнейшими были переговоры с художником Д. Жилинским на его даче в Химках, и сложность эта заключалась в разности материальной оценки живописных работ, предлагаемых к приобретению. Но поскольку его картин в коллекции не было, а позиции художника оставались достаточно жёсткими, музей принял условия автора. С большим теплом вспоминается общение с вдовой художника В. Попкова, известным графиком Калиничевой, работы которых также были приобретены в коллекцию музея. В этот же период удалось закупить работы таких художников, как М. Бирштейн. А. Тутунов, И. Шевандронова, А. Самохвалов. Значительно пополнилась коллекция живописью 20-30-х гг. таких авторов, как А. Куприн, А. Лентулов, Р. Фальк, А. Осьмеркин, Ф. Богородский и др. Постоянная экспозиция в новом здании музея качественно менялась за счёт новых поступлений. С 1978 г. по 1985 г. в коллекцию музея поступило 610 экспонатов, из них живописи 333 единицы. Создание высокохудожественного собрания и постоянное его пополнение – одна из главных проблем деятельности музея. На фоне новой экспозиции появляются новые формы работы со зрителем, в частности, с 1981 года начинается активная работа по художественно-эстетическому воспитанию малышей с пятилетнего возраста.

Укоренившиеся традиции форм музейной деятельности с поисками новых успешно осуществляются на современном этапе.

А. С. Шадрина, Новокузнецкий художественный музей