Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

К вопросу о постановке научно-исследовательской работы в Новокузнецком художественном музее

Научно-исследовательская работа лежит в основе концепции музейной деятельности в целом, поскольку именно она определяет музейную политику в области комплектования, выставочной и просветительной работы.

В начальный период своего существования Новокузнецкий художественный музей придерживался «усреднённой», общепринятой позиции в трактовке целей и задач – как собирательской, просветительной, так и научной работы. Наша коллекция формировалась за счёт передачи значительного числа произведений 1950-1960-х годов из запасников МК СССР и РСФСР. Участие сотрудников в отборе работ было чисто номинальным, так как музейного опыта, а тем более серьёзных возможностей конкурировать в этом деле с крупными музеями не было, как, разумеется, нет их и сейчас.

Научная работа на том этапе, тем не менее, велась активно. Сотрудники проводили научную паспортизацию музейной коллекции, и уже через восемь лет после открытия музея был издан первый каталог музейного собрания.1 И хотя в него вошли лишь избранные произведения, 90 процентов из которых были произведениями художников центра и союзных республик, это была серьёзная профессиональная работа начинающих музейных сотрудников – Т.А. Бобровской Е.Я. Ермолаева, В.С. Жерлициной. Характерно, что Т.А. Бобровская и Е.Я. Ермолаев – дипломированные искусствоведы – создавали каталоги и местных выставок, что, несомненно, повышает статус музея как научного учреждения.

В то же время традиций профессиональной музейной деятельности в городе не существовало, развитие культуры в нашем городе с 1930-х годов было ориентировано исключительно на самодеятельное творчество масс и, с другой стороны, на досуговую и просветительскую работу культурных учреждений. Даже во вступительной статье к каталогу 1969 года основной акцент сделан на деятельности музея в области пропаганды и просвещения.

С уходом из музея ряда сотрудников научная работа стала, по существу, факультативной. Ею занимались один-два человека, которые вели комплектование, строили экспозиции выставок, писали искусствоведческие статьи, и, как итог – в 1983 году вышла книга одного из наиболее ярких музейных сотрудников – «Художники Кузбасса» В. А. Откидач.2 Другие сотрудники водили экскурсии, ездили по городу и району, на заводы и в колхозы с лекциями короче, занимались просветительной работой, для выполнения которой не обязательно быть специалистом, вполне достаточно было изучения литературы. Научная паспортизация коллекции практически была забыта.

Перелом в постановке научной работы произошёл во второй половине 1980-х годов. К этому времени в коллективе научных сотрудников произошли существенные перемены: почти одновременно получили специальное образование сразу несколько человек, которых не устраивало достаточно пассивное положение экскурсоводов. Назрела необходимость определить наиболее актуальные для музея научные темы. В процессе осмысления насущных задач музея – вернуться к каталогизации коллекции, выработать концепцию комплектования, выстроить выставочную политику и поднять на более квалифицированный уровень просветительную работу – был создан комплекс научных тем. Впервые музей осознал необходимость специализации сотрудников в соответствии с разделами музейной коллекции и направлениями музейной деятельности. Это сразу создало импульс к разносторонней, но объединённой конкретной темой работе сотрудников. Каждый занимался каталогизацией и комплектованием своего раздела, появились первые издания и научные выставки-публикации. В музее стали проводиться семинары по анализу художественных произведений, по научной паспортизации, на методсоветах обсуждались концепции комплектования разделов собрания. В 1995 году прошла первая внутримузейная научно-практическая конференция по итогам научной работы сотрудников.3

Именно в этот период перед музейными сотрудниками встал вопрос о самоидентификации музея в ряду других провинциальных музеев. В связи с тем, что в основе создания новокузнецкого музея не было заложено никакой собственной коллекции, вопрос этот был чрезвычайно острым. В частности, рассматривалось предложение об отказе от такой практики комплектования, которая строилась по принципу иллюстрирования истории искусства. Невозможность конкурирования с крупными музеями, а также несамостоятельность в изучении искусства центра неизбежно заставляла провинциальный музей довольствоваться пассивной ролью «бледной копии» центральных музеев. Подобная постановка вопроса не исключает независимого поиска и собственных открытий в искусстве центра, что, собственно, и позволило сотрудникам музея найти замечательные работы, ставшие украшением постоянной экспозиции, но основной акцент был сделан на самостоятельный отбор и оценку местного искусства. Раздел сибирского, в том числе новокузнецкого, искусства имеет все основания рассматриваться как основополагающий для развития музея, как залог его уникальности, самобытности. Определение приоритетного направления в комплектовании создало предпосылки всей дальнейшей деятельности музейных сотрудников.

Если ранее работы новокузнецких художников приобретались лишь эпизодически, после персональных (юбилейных) или общегородских выставок, то с конца 1980-х годов была поставлена задача создания полноценных монографических коллекций наиболее ярких, значительных художников города, а также задача восполнения в собрании музея недостающих периодов в развитии местного искусства. Теперь оно охватывает период с 1930-х годов по настоящее время.

Собиранию сибирского искусства (кроме Новокузнецка) положил начало один из первых директоров музея Евгений Яковлевич Ермолаев, который закупил произведения А. Г. Поздеева (Красноярск) после его персональной выставки в музее в 1965 году, а затем, – произведения Р. Г. Берга (Кемерово) – в 1968 году. Время от времени работы сибирских художников закупались нашим музеем, хотя это направление в комплектовании и не считалось ведущим. Переориентация в комплектовании привела к резкому перелому в этой работе.

В 1990-х годах М. В. Авдеевой был проведён ряд выставок сибирского искусства – кемеровской группы «Бедная Лиза», новосибирских художников. В Красноярске были отобраны и закуплены работы Н. И. Рыбакова, А. Г. Поздеева. В 1993 году музей организовал выставку-конкурс «Современная сибирская живопись», в которой участвовали художники практически из всех сибирских регионов. Это позволило заложить основу коллекции современного сибирского искусства, комплектование которой продолжается и сегодня. На основе разработки научных тем было начато комплектование и новых разделов коллекции: изучение и собирание местной иконы, художественной фотографии, художественного примитива.

Из-за смены приоритетов в комплектовании музейной коллекции и, как следствие, расширения её структуры, возникла необходимость изменить и название музея. В 1992 году Новокузнецкий музей советского изобразительного искусства получил своё современное имя.

Конечно, не все шло гладко, но первые успехи, практически во всех направлениях научной работы, вдохновляли: прошёл целый ряд выставок произведений новокузнецких художников, которые инициировались музеем, в том числе и для комплектования новокузнецкого искусства; в 1989 году на базе музея по инициативе Л. П. Кайгородцевой прошла Всесоюзная конференция по вопросам эстетического воспитания; организованы первые экспедиции и выставки сибирской иконы из собрания музея, региональные выставки «Сибирский костюм» (1992), «Мир дерева» (1997), организованные О. М. Галыгиной.

Но настоящие успехи целенаправленной научной деятельности пришлись уже на рубеж 1990-х и 2000-х годов, когда были реализованы крупные выставочные и издательские проекты, реализация которых стала возможной благодаря накопленному научному потенциалу. «Тени забытых предков» М. В. Авдеевой, «Томь. 2000 лет на берегу» Т. М. Высоцкой, «Алтын-чер» Л. Н. Лариной. Этот последний из перечисленных проектов стал результатом изучения традиционного и современного искусства тюркских народов Южной Сибири и началом комплектования соответствующего раздела музейной коллекции.

Была активизирована и работа по изучению музейной коллекции. Вышли первые каталоги, подготовленные Т. А. Бычковой – «Русское искусство конца 18 – начала 20 века в собрании музея»4; «Отечественное искусство 1-й половины 20 века в собрании музея».5 Издан первый альбом музея «Новокузнецкий художественный музей. Сокровища русского искусства»,6 над которым работала группа сотрудников музея – Т. А. Бычкова, Т. М. Высоцкая, Л. Н. Ларина.

Первые результаты дала и работа по изучению художественной жизни города – значительно пополнилось и хронологически расширилось собрание новокузнецкого искусства, а также был издан справочник «Из истории художественной жизни Новокузнецка».5 Общая научная деятельность захватила и музейного библиотекаря – В. Ф. Забелову, которая вела серьёзную библиографическую работу и подготовила к изданию в 2002 году библиографический справочник, собравший все публикации музейных сотрудников. 6

К сожалению, обстановка в музее вследствие разных причин оказалась нестабильной, и несколько сотрудников ушли из музея. Но если раньше с уходом сотрудника терялись все наработанные им материалы, и вновь принятым на работу приходилось многое начинать сначала, то с 1995-го года в музее уже существовал научный архив, в котором аккумулировались все самые ценные материалы. А кроме того, архивом велось тщательное документирование художественного процесса, включая и работу музея.

В настоящее время музей переживает период выхода из кризисного состояния. Научная деятельность продолжается: проведены две внутримузейные научно-практические конференции, разрабатываются новые темы, в том числе ведутся социологические исследования в области культурных предпочтений посетителей музея. Издан каталог новокузнецкого искусства в музейном собрании.7

Способность музея восстанавливать и развивать научные силы, интерес сотрудников к различным видам научной работы свидетельствуют о плодотворности выбранного направления научной деятельности музея.

В то же время нельзя не отметить, что отсутствие бюджетных средств на комплектование музейной коллекции и полноценную издательскую деятельность, крайне скудное штатное расписание музея, а также сохранившаяся в администрации ориентация на количественные показатели просветительно-досуговой деятельности, отнимающей подавляющее количество времени сотрудников, существенно снижают возможности научной работы. Остро чувствуется необходимость защиты статуса музея как научного учреждения и профессионального статуса музейных специалистов.

 

__________________________

  1. Кемеровский областной музей советского изобразительного искусства в городе Новокузнецке/ Каталог (сост. Бобровская Т. А., Ермолаев Е. Я., Жерлицина В. С.). – Л., «Художник РСФСР», 1969.

  2. Откидач В.А. Художники Кузбасса. – Л., «Художник РСФСР», 1983.

  3. Внутримузейная научно-практическая конференция/ Сборник материалов. – Новокузнецк, НХМ, 1995 (на правах рукописи).

  4. Русское искусство 18 начала 20 вв. в собрании музея/Каталог (Сост. Бычкова Т. А.). – Новокузнецк, 1989.

  5. Русское искусство первой половины 20 века в собрании музея/ Каталог (Сост. Бычкова Т. А.). – Новокузнецк, 2001.

  6. Новокузнецкий художественный музей/ Альбом-каталог (Сост. Бычкова Т. А., Высоцкая Т. М., Ларина Л. Н.). – Москва, Изд-во «Белый город», 2006.

  7. Из истории художественной жизни Новокузнецка. 1930-1990-е годы/ Справочники (Авт.-сост. Данилова Л. Г.). – Новокузнецк, 1999.

  8. Новокузнецкий художественный музей. Ретроспективный библиографический указатель публикаций 1966-2000 гг./ (Авт.-сост. Забелова В. А.). – Новокузнецк, 2002.

  9. Искусство Новокузнецка в собрании Новокузнецкого художественного музея/ Каталоги в 2-х тт. – Т. 1. Живопись; т. 2. Графика. (Сост. Данилова Л. Г.). – Новокузнецк, 2011.

 

Л.Г. Данилова, Новокузнецкий художественный музей