Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

Вклад Г.Ф. Коган в становление и развитие Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского в Новокузнецке

Страницы истории Литературно-мемориального музея Достоевского в Новокузнецке хранят много славных имен. Среди тех, кто внес значительный вклад в его становление и развитие, особое место принадлежит Галине Фридмановне (Владимировне) Коган (1921-2009), советскому и российскому литературоведу, кандидату филологических наук, автору многих научно-исследовательских работ, почетному члену Российского Общества Достоевского, директору московского музея-квартиры писателя (1955-1979).
Сообществу литературоведов она известна как усердный собиратель и хранитель культурных ценностей, связанных с Достоевским и его окружением, редчайший знаток архивов и исторических реалий прошлых лет.
Самым значительным научным трудом Г.В. Коган признан академический комментарий к роману «Преступление и наказание», первоначально опубликованный в серии «Литературные памятники», а затем вошедший в дополненном виде в Полное собрание сочинений Достоевского, выпущенное ИРЛИ (Пушкинский Дом) АН СССР. Его появление стало эпохальным событием в  отечественной достоевистике.
Г.Ф. Коган является одним из тех подвижников, благодаря которым на литературной карте России появилось несколько музеев Достоевского. В их число входит и новокузнецкий музей писателя. Впервые о причастности Галины Фридмановны к становлению и развитию музеев Достоевского «заговорили» документы, фотографии, газетные публикации, научные статьи, мемуарные источники и письма, позднее – сообщества музейных сотрудников и литераторов.
Появлению новых музеев Достоевского предшествовала командировка Коган в Сибирь. Подробная картина этих событий изображена ею в статье «Из истории московской коллекции (поиски и находки)» (2001). Оказывается, идея отправиться по сибирским местам Достоевского вынашивалась Галиной Коган и ее наставником Николаем Анциферовым, автором знаменитой книги «Петербург Достоевского», два года: «Мы беседовали с Николаем Павловичем в дни создания в Музее-квартире Достоевского на Божедомке новой экспозиции (он был нашим главным экспозиционером) к юбилею Достоевского 1956 года о том, как важно было бы совершить поездку по сибирским местам Достоевского» [9; с.8].
Стоит подчеркнуть, что маршрут и содержательное наполнение своей поездки она значительно изменила, максимально насытила:  «Командировка была дана мне музеем в два города – Омск и Семипалатинск. Но я постаралась заехать и в Барнаул, где Федор Михайлович бывал по делам своей военной семипалатинской службы, и, конечно же, в Кузнецк, городок счастливых, но таких коротких  дней Достоевского, долго не привлекавший к себе особого внимания исследователей жизни и творчества великого романиста» [9; с.8].
Первое знакомство с Кузнецком (в то время – Сталинском) состоялось у исследовательницы в октябре 1958 года [4; с.133]. В то время она несколько лет заведовала московским музеем-квартирой писателя, но уже тогда осознавала всю важность и перспективность появления группы российских музеев, посвященных Достоевскому. С их помощью открывалась  уникальная возможность ликвидировать лакуны в биографии классика и по-новому интерпретировать его творческое наследие. Кузнецк в череде сибирских городов однозначно воспринимался Г.Ф. Коган как место знаковое, ведь именно здесь в 1857 году в Одигитриевской церкви Достоевский венчался первым браком, но неизученное. В статье «Тобольский архитектор (новое в теме «Окружение Ф.М. Достоевского»)», Галина Коган лаконично сообщала о целях и обстоятельствах своей служебной командировки: «В 1958 году я совершила поездку по сибирским местам Достоевского по совету Н.П. Анциферова, основоположника той особой отрасли литературоведения, которая занимается изучением литературных мест. Я побывала в Омске, Семипалатинске, Барнауле и Кузнецке. Важно было увидеть, в каком состоянии находятся мемориальные дома, что помнят в городах о Достоевском. Ведь музеев его памяти в Сибири еще не было. За них нужно было еще бороться» [16; с. 28]. Таким образом, главной целью ее поездки стало знакомство с состоянием мемориальных зданий для последующего открытия в них музеев.    
В 2000 году в мемуарном очерке «Полотняный завод – Переделкино», она вновь упоминает об основании музеев Достоевского. Так, во время одной из встреч с Корнеем Ивановичем Чуковским, который, к слову, высоко ценил ее писательский талант [14; с. 2-3] и всерьез рекомендовал развиваться в жанре литературного портрета [14; с. 4], на его вопрос о текущих занятиях Галина Фридмановна ответила так: «Занимаюсь еще созданием музеев в Сибири. Помогаю. После моей поездки в те места, где находился Достоевский в годы каторги и солдатчины, выступления в «Литературной газете» с призывом к общественности, движение по созданию музеев оживилось» [14; с. 16].  
И действительно, после странствий по сибирским местам Достоевского  Коган с новой силой стала отстаивать необходимость появления литературных музеев за Уралом. Она провела на Божедомке, в музее-квартире писателя, десятки заседаний с участием писателей, художников, артистов, музейных работников [4; с. 134].  Их целью было пробуждение интереса к Достоевскому, влекущее за собой формирование целой сети музеев и памятных мест, посвященных гениальному романисту XIX века. Кульминацией этой глубокой и последовательной работы стало открытое коллективное письмо «Памяти великого писателя», опубликованное 20 мая 1965 года в «Литературной газете» и призывающее общественность сохранить два памятных здания – «деревянный дом в Семипалатинске, где квартировал писатель, отбывая службу в Сибирском линейном батальоне после каторги» и  «деревянную избу в Новокузнецке, куда он приезжал для женитьбы на Марии Дмитриевне Исаевой» [27; с. 2]. Под письмом поставили подписи известные советские прозаики, литературоведы, критики, публицисты: Константин Федин, Леонид Леонов, Владимир Лидин, Валерий Кирпотин, Михаил Никитин. Инициатором публичного выступления в прессе стала директор московского музея-квартиры Достоевского Галина Коган, замыкавшая писательский список.  
В начале XXI века о ее роли в становлении и развитии музеев Достоевского заговорили и коллеги. В статье «К юбилею Галины Владимировны Коган», опубликованной редакционным советом в 2001 году в сборнике №16 «Достоевский и мировая культура», читаем: «Можно без преувеличения сказать, что Галина Владимировна внесла свою долю участия в создание практически всех музеев Достоевского, которых сегодня в России (и Казахстане) насчитывается уже семь» [19; с. 252].     
После смерти Г.Ф. Коган в некрологе «Литературной газеты» (№2 (6206) (21  января, 2009) было отмечено, что она «активно способствовала открытию музеев в Санкт-Петербурге, Старой Руссе, Новокузнецке…» [20].  А в электронной свободной энциклопедии «Википедия» среди прочих заслуг знаменитого достоевсковеда значится: «…помогала открыть музеи писателя в Ленинграде, Старой Руссе, Новокузнецке» [3]...
В собрании Новокузнецкого краеведческого музея, в одной из папок научно-документального фонда, посвященного деятельности музея Достоевского как краеведческого филиала, хранятся 3 неатрибутированные любительские фотографии: ни года съемки, ни автора, ни наименования объектов. Тем не менее, их общий стиль, тематика, отбор материала для съемки, местонахождение в одном фонде, а также некоторые фактографические указания, содержащиеся в статьях Галины Коган, и ее научные интересы в тот период, приводят к любопытным наблюдениям.
Можно предположить, что автор снимков – Г.Ф. Коган, а время их появления – 1958 год, т.е. период ее путешествия по местам Достоевского.
Фотографии вполне могли быть переданы ею в дар сотрудникам Новокузнецкого краеведческого музея, так как в Кузнецке, пишет она в статье «Из истории московской коллекции», «встретила интересных людей, изучавших старину этого отдаленного края Сибири, а в Москве познакомилась с кузнечанином В.Ф. Булгаковым (личным секретарем Л.Н.Толстого), первым публикатором брачных документов Достоевского (газета «Сибирская жизнь», Томск, 1904)» [9; с. 10].  «Интересными людьми» были, в том числе, и научные сотрудники городского краеведческого музея.  В послесловии к книге М.М. Кушниковой «Черный человек сочинителя Достоевского» Коган даже называет некоторые имена: «…среди сотрудников музея истинные, преданные своему делу музейщики – Константин Александрович Воронин (друг братьев Булгаковых), Маргарита Николаевна Марвина и др.» [4; с. 133]. Впоследствии она могла их одарить, ведь, по воспоминаниям друзей и знакомых, не только любила фотографировать, но и всегда щедро делилась своими снимками и находками.   
В пользу версии о том, что автором фотографий могла бы быть Коган,  говорят и другие моменты. Во-первых, в поездке 1958 года Галину Владимировну всегда сопровождал фотоаппарат:  «Выезжая в Сибирь, я взяла с собой фотоаппарат. Первые снимки сделала в Омске. Это были домá, связанные с Достоевским» [9; с. 9].  Во-вторых, в сибирском путешествии она ставила перед собой ту же цель, что и Анна Григорьевна Достоевская, вторая жена писателя – максимально собрать «виды местностей, зданий и пр., с которыми соединены воспоминания о Ф.М. Достоевском» [9; с. 10].  Поэтому, посещая литературные места, прежде всего, занималась их фото-фиксацией. И, в-третьих, объекты, изображенные на фото, красноречиво свидетельствуют о целенаправленном тематическом отборе автора. Это литературные уголки, связанные с именем Достоевского, чем-то близкие и  родные. В 1958 году Коган посетила  именно такие  знаковые места, о чем неоднократно сообщала в своих воспоминаниях и научно-популярных трудах.
Рассмотрим фотографии более подробно. На первом фото – часть мемориальной экспозиции музея-квартиры Достоевского в Москве. Это – «Столовая» (или «Рабочая зала»). Хорошо просматриваются декоративные элементы стены, оригинальное оформление печи, а также пара подлинных экспонатов – бронзовых канделябров, принадлежавших семье Достоевских. Вполне закономерно, что Галина Владимировна могла произвести съемку одного из интерьеров в руководимом ею музее.
На втором фото – руины Оптиной пустыни близ города Козельска, а именно – Западная надвратная башня, часть ограды монастыря. Издревле  въездные ворота, которые находились под башней западной стены с устроенной в этой башне Владимирской церковью, являлись Святыми воротами монастыря. Сюда вела дорога, проходящая окрестными лугами к паромной переправе через реку Жиздру и оканчивающаяся прямо у паперти Введенского собора. Говорят, через эти врата в 1878 году после смерти сына Алексея въезжал вместе с философом Владимиром Соловьевым в Оптину пустынь Федор Достоевский.
В 1960-е годы существование религиозной святыни находилось под угрозой. «Нужно было спасать руины Оптиной пустыни, ее разрушенные соборы и запущенные могилы, спасать как памятник русской духовной культуры (говорить о ней как о сокровищнице русского православия в то время было невозможно). Приходили козельские, белевские, калужские, московские краеведы, ученые, писатели, художники, коллекционеры. Не пропускали эти заседания Илья Ильич Толстой и Владимир Ильич Толстой, С.Т. Коненков, потомки художника Бруни, создавшего немало работ, посвященных Оптиной…  И совместными усилиями (с московским Музеем Л.Н. Толстого) нам удалось добиться того, что уцелевшие здания в Оптиной, весь ансамбль были приняты в 1974 под государственную охрану, а в бывшем скиту открыт уголок Достоевского» [9; с. 10]. Судьба культурно-исторического памятника очень волновала Галину Коган еще и  потому, что сама она была родом из тех мест.  
В 1965 году на научном заседании музея Достоевского в Москве она выступает с докладом «Ф.М. Достоевский в Оптиной пустыни», а в 1990 году вновь возвращается к этой теме и для научной конференции «Оптина пустынь и русская культура», организованной Институтом мировой литературы имени А.М. Горького РАН и Издательским отделом Московской епархии, создает основательный труд – «К истории поездки Ф.М. Достоевского и В.С. Соловьева в Оптину пустынь».
Таким образом, появление на фото остатков Западной надвратной башни, старых Святых ворот – символа Оптиной пустыни, совершенно  неслучайно.  
На третьем снимке узнаваема лиственница, «свидетельница» кузнецких событий. Важен определенный ракурс, угол зрения, под которым она была запечатлена.  «В самом начале улицы Достоевского, там, где стояла когда-то сожженная в 1919 Одигитриевская церковь, в которой происходило венчание Достоевского с М.Д. Исаевой, жива была еще лиственница, помнившая Достоевского, – пишет Галина Коган в очерке «Из истории московской коллекции…». – К ней можно было подойти и погладить ее. На фотографии, сделанной мною тогда, стояла она возле белого одноэтажного домика, одного из уцелевших строений Одигитриевской церкви» [9-10; с. 10]. Именно такой ракурс и представлен на фото.
Автор очерка сознательно подчеркивает значимость сфотографированного объекта, для чего проводит параллели с принципами коллекционного отбора второй жены писателя: «А.Г. Достоевская, собирая виды местностей, где бывал Достоевский (обращалась, например, к П. Семенову-Тяньшанскому с просьбой найти для ее музея виды Семипалатинска, где он встречался с ним), свой Отдел XI в каталоге музея называет: «Виды местностей, зданий и пр., с которыми соединены воспоминания о Ф.М. Достоевском». К «прочим» изображениям, включенным ею в каталог, она, очевидно, относила, кроме фотографий домов, и фотографии мест, где Достоевский любил совершать прогулки. К этому обозначению «пр.» можно отнести и старую лиственницу, свидетельницу счастливых дней Достоевского» [9; с. 10].
Приведенные выше доказательства, несомненно, требуют дополнительного подтверждения. Возможно, окончательно  разрешить вопрос об авторстве любительских фото поможет знакомство с личным архивом Галины Фридмановны Коган, хранящимся в московском музее Ф.М. Достоевского...
К сожалению, инициативность, целеустремленность и настойчивость московской исследовательницы не были поощрены. Напротив, за свое желание создать музей Достоевского в Новокузнецке, Г.Ф. Коган поплатилась высокой должностью. «Не на каждый дон-жуанский список нужно открывать музеи!» [22; л. 3] – твердили московские чиновники от культуры. В ноябре 1978 года, накануне Дня рождения Достоевского, воодушевленную и энергичную энтузиастку отстранили от административных дел, попросили подать заявление об уходе на пенсию. В фондах Литературно-мемориального музея Достоевского хранится подлинное письмо Галины Фридмановны от 17 января 1979 года, адресованное кемеровской писательнице Мэри Моисеевне Кушниковой, передающее ее душевное состояние в тот период: «какое-то «сдвинутое», сбитое с толку, оскорбленное и неопределенное» [22; л.1].
Тем не менее, усилия Галины Фридмановны и ее единомышленников из Новокузнецка и Кемерово не были напрасны: совсем скоро, в 1980 году, литературно-мемориальный музей Достоевского все-таки был открыт на Кузнецкой Земле.
А Галина Коган, несмотря ни на что, продолжала осуществлять патронаж над музеем. Она стала рецензентом всех научных концепций, представляющих варианты построения постоянных экспозиций в музее Достоевского.
Так, в составе рабочей группы Московского Государственного литературного музея (совместно с Е.Д. Михайловой и Н.Г. Гончаровой) в августе 1987 года старший научный сотрудник Г.В. Коган сформировала замечания и выработала рекомендации по улучшению научной экспозиционной концепции М.М. Лычагина, выполненной для новокузнецкого музея Достоевского – филиала НКМ.
Одной из главных мыслей коллективного послания московских музейщиков, адресованного новокузнечанам, стало определение магистральной исследовательской темы:  «Главной же темой будущей экспозиции, очевидно, должна стать тема «Кузнецкие дни Достоевского и их отражение в его творчестве». Тема эта новая и очень плодотворная, так как кузнецкие дни имели широкий выход в творчестве писателя на протяжении многих лет. Показать, как  прослеживаются отголоски кузнецких событий в произведениях зрелого Достоевского,  обозначить взаимосвязь между ними и всем «сибирским лихолетьем» Достоевского представляется важной и интересной задачей. Следует и в концепции обозначить ее более определенно, тогда как в представленном документе она как бы растворяется в ряду других тем»  [21; л.2]. Такая «корректировка» позволила музею развиваться по литературному, а не по краеведческому профилю и стать впоследствии самостоятельным учреждением культуры.
В 1995-1996 годах Галина Фридмановна выступила рецензентом материалов к научной концепции Литературно-мемориального музея Достоевского, подготовленных коллективом научных сотрудников под руководством Т.С. Ащеуловой. О качестве этой рецензии можно сказать словами сотрудников Гослитмузея: «работа оставляет впечатление серьезного и добросовестного подхода к поставленной задаче» [21; л.2]. Ценно, что при всех сомнениях, противодействиях развитию и нелицеприятных оценках, подчас высказываемых в адрес экспозиции и ее авторов, в лице к.ф.н Г.В. Коган, авторитетного достоевсковеда и профессионала музейного дела, новокузнецкий музей литературных образов обрел весомую и безусловную поддержку: «…принятое решение воссоздать творческую историю многих произведений Достоевского, на основе его кузнецких впечатлений, единственно верное» [15; л.1].
Многие рекомендации Галины Владимировны Коган, прозвучавшие в  рукописном документе, были не просто приняты к сведению, а в точности исполнены научными сотрудниками в кратчайшие сроки: введен в экспозицию экземпляр Евангелия, напоминающий по типологии Евангелие Достоевского, появились страницы «Сибирской тетради» с пометами литератора о М.Д. Исаевой. Оживили экспозиционное пространство и черновики с рисунками Достоевского. Но самым важным событием, пожалуй, стала поддержка Галиной Коган главной музейной темы и вытекающих из нее основных направлений работы: «…большой интерес представляют страницы, посвященные отражению в творчестве Достоевского того, что было пережито им в Кузнецке. Многие наблюдения сделаны автором впервые. Заслуживает одобрения направление поисков материалов к экспозиции, заметно, что фонд музея обогащается, и главная тема экспозиции задумана верно» [15; л.1]. Это помогло музею найти свое оригинальное «лицо» на сложном этапе самоопределения. Положительная рецензия Коган во многом способствовала созданию образно-сюжетной экспозиции «Кузнецкая путеводительница» (1996), функционирующей по  настоящее время.
Фактически до самой смерти Галина Фридмановна была долгожданным участником музейных конференций, радующим слушателей научными разысканиями и подарками. Благодаря ей фонд новокузнецкого музея Достоевского пополнился ценными архивными документами, фотографиями, книгами с дарственными надписями. В музейных сборниках «Творчество Ф.М. Достоевского: проблемы, жанры, интерпретации» она опубликовала несколько статей. Например, «Кузнецк. Святой храм и угловой дом», «Тобольский архитектор (новое в теме «Окружение Ф.М.  Достоевского»)» и др.
Как автор научного исследования о роли и значении Евангелия в жизни и творчестве Достоевского, Г.Ф. Коган высоко оценила [12; с. 25] трактат Л.А.  Никоновой «Достоевский и Исаева: венчание в Кузнецке. Исследование с точки зрения православного таинства брака», до сих пор остающийся в тени и мало известный широкому кругу достоевсковедов. Вообще, православную тему она считала очень перспективной и рекомендовала за счет ее разработки обогатить экспозиционный рассказ о кузнецких днях писателя. Неслучайно в очерке  «Кузнецкие дни Федора Достоевского» ее очень тронуло обращение М.М. Кушниковой к «одному из важнейших символов в творчестве писателя» – образу «бедного Иова», а также «крохотная деталь» – сведения о надгробной доске с евангельским текстом, «в составлении которого, несомненно, принимал участие сам писатель» [5; с. 96].
К слову сказать, Галина Коган является автором предисловий и послесловий к книгам М.М. Кушниковой, посвященным теме «Достоевский в Кузнецке»: «Остались в памяти края» (Кемерово, 1984);  «Кузнецкие дни Федора Достоевского» (1990); «Черный человек сочинителя Достоевского» (1992). Лейтмотивом ее высказываний по этому поводу становится мысль о «значительности «кузнецкого периода» в жизни писателя» [5; с. 97] и его очевидном отражении в творчестве.  
Вклад Галины Фридмановны Коган в становление и развитие новокузнецкого музея Достоевского действительно весом. Это и активная общественная деятельность, и профессиональная музейная консультация, и глубокие научные разыскания, и щедрые дары… Бесспорно, ее творческое наследие заслуживает более пристального внимания.   

Литература
1.    Библиография работ Г.Ф. Коган о жизни и творчестве Ф.М. Достоевского (на русском языке) // Достоевский и мировая культура. – Москва, 2001. – № 16. – С. 257 – 263.
2.    Возвращаясь к истории возникновения музея // Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского: проблемы, жанры, интерпретации: тезисы VI Межрегиональной научно-практической конференции. – Новокузнецк, 2004. –  Сборник № 6. – С. 4.
3.    Коган, Галина Фридмановна [Электронный ресурс] // Википедия: свободная энциклопедия. – Режим доступа:  https://ru.wikipedia.org/wiki/Коган,_Галина_Фридмановна, свободный. – Загл. с экрана. – Дата обращения: 20.09.2016.
4.    Коган, Г.В. Важная страница в исследовании творчества Достоевского // Кушникова, М.М. Черный человек сочинителя Достоевского. – Новокузнецк, 1992. – С. 132 – 140.
5.    Коган, Г.В. Вместо послесловия // Кушникова, М.М. Кузнецкие дни Федора Достоевского. – Кемерово, 1990. – С. 95-97.
6.    Коган, Г. В музее Ф.М. Достоевского // Вперёд. – 1966. – 12 февраля. – С.2.  
7.    Коган, Галина. Вечное и текущее (Евангелие Достоевского и его значение в жизни и творчестве писателя) //Достоевский в конце XX века. – М,1996. – С. 147 – 166.
8.    Коган, Г. Достоевский на дорогах России // Литературная газета. – 1974. – №52. – 25 декабря. – С.7.
9.    Коган, Г.В. Из истории московской коллекции (поиски и находки) [Электронный ресурс] // Государственный литературный музей. – Режим доступа:   http://goslitmuz.ru/ru/component/content/article/825, свободный. – Дата обращения: 10.09.2016.
10.    Коган, Галина. «Какой мучительный иногда человек Достоевский…»: неизвестные страницы из Дневника Е.А. Штакеншнейдер // Литературная газета. – 1996. – № 40. – 2 октября. – С.6.
11.     Коган,  Г. Картина, навеянная «Записками из Мертвого дома» (1862)// Литературное наследство/ под ред. В.Р. Щербины. – М, 1973. – Т. 86. – С. 593-596.
12.     Коган, Г.В. Кузнецк. Святой храм и угловой дом // Творчество Ф.М. Достоевского: проблемы, жанры, интерпретации. – Новокузнецк, 2002. –  Сборник №5. – С. 25-28.
13.     Коган, Г.Ф. Лекция Е.В. Тарле «Шекспир и Достоевский» // Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка.  – М, 1979. – Т. 38. – №5. – С. 477-484.
14.     Коган, Галина. Полотняный завод — Переделкино // Знамя. – 2000. –  №10. – [Электронный ресурс] – Режим доступа:   http://magazines.russ.ru/znamia/2000/10/kogan.html, свободный – Дата обращения: 18.09.2016.
15.    Коган, Г.Ф. Рецензия на материалы к научной концепции Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского  (г. Новокузнецк). – Фонд Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского (г. Новокузнецк). – Рукопись. – 1995-1996. – Листы 1-2. – КП – 2373,  ПП–1399.  
16.     Коган, Г.В. Тобольский архитектор (новое в теме «Окружение Ф.М. Достоевского») // Творчество Ф.М. Достоевского: проблемы, жанры, интерпретации. – Новокузнецк, 2002. –  Сборник №5. – С. 28 – 29.
17.     Коган, Г.Ф. Черновой набросок к роману «Униженные и оскорбленные» // Ф.М. Достоевский. Новые материалы и исследования. – Литературное наследство. – т. 86. – М, 1973. – С. 11– 15.
18.     Коган, Г. Штрихи знакомых образов: рисунки на страницах черновиков // Литературная газета. – 1971. – № 46. – 10 ноября. – С. 5.
19.    К юбилею Галины Владимировны Коган: статья от редакционного совета // Достоевский и мировая культура. – СПб, 2001. – №16. – С. 250 – 254.
20.    Литература. Память (некролог Г.Ф. Коган) // Литературная газета. – 2009. – №2. – 21 января. – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://old.lgz.ru/article/7391/, свободный – Дата обращения: 18.09.2016.
21.    Михайлова, Е.Д., Коган, Г.В., Гончарова, Н.Г. Письмо-рецензия Государственного литературного музея (г. Москва) на научную концепцию М.М. Лычагина, выполненную для литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского – филиала Новокузнецкого краеведческого музея (г. Новокузнецк). – Собрание Новокузнецкого краеведческого музея (г. Новокузнецк). – Научно-документальный фонд. – Машинопись, с конвертом. – Август, 1987. – 2 листа.
22.     Письмо Г.В. Коган к М.М. Кушниковой от 17.01.1979 года в конверте. – Фонд Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского (г. Новокузнецк). – Рукопись. – Листы 1 – 2. – КП – 2305,  ПП –1365.  
23.     Примечания (Реальный комментарий к роману «Преступление и наказание») // Достоевский, Ф.М. Преступление и наказание. – ПСС в 30-ти томах. – Л, 1973. –Т. 7. – С.363 – 399.
24.     Примечания (Реальный комментарий к подготовительным материалам романа «Преступление и наказание») // Достоевский, Ф.М. Преступление и наказание. – ПСС в 30-ти томах. – Л, 1973. –Т. 7. – С.399 – 412.
25.     Сыроватко, Лада. Искусство жить // Достоевский и мировая культура. – СПб, 2001. – №1 6. – С. 254 – 256.
26.     Твардовская, В.А. Памяти Галины Владимировны Коган //  Достоевский и мировая культура. – СПб, 2009. – №26. – С. 224 – 228.
27.     Федин К., Леонов Л., Лидин В., Кирпотин В., Никитин М., Коган Г. Памяти великого писателя. // Литературная газета. – 1965. – 20 мая. – С.2.
28.     Фотографии  1950 – 1960-х годов (предположительный автор – Коган Г.В.). – Собрание Новокузнецкого краеведческого музея (г. Новокузнецк). – Научно-документальный фонд. – 3 фотографии.
29.     Фридлендер, Г.М., Коган, Г.В. Комментарии: Ф.М. Достоевский: Преступление и наказание [Электронный ресурс] – Режим доступа:   http://rvb.ru/dostoevski/02comm/27.htm?start=1&length=1, свободный – Дата обращения: 18.09.2016.

Е.Д. Трухан, заместитель директора по  научной работе Литературно-мемориального  музея Ф.М. Достоевского