Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

Метаморфозы художественных форм и смыслов в творчестве Георгия Сагалакова

«…искусство – это то, что превышает
нашу способность мастерства и превышает
нашу способность осмысления»1
 

Как мы воспринимаем искусство?  По каким критериям мы определяем и чувствуем, что это настоящее и прекрасное? А другое напротив? Мы можем оценить и почувствовать ток эмоциональности картины, воздействие ее скрытой символики, гипнотизм цвета, света, рисунка, всей визуальной архитектоники холста. Если исходить из вышесказанного, то работы Георгия Сагалакова в первые годы моего с ними знакомства не отвечали данным критериям. Какие же метаморфозы произошли в сознании зрителя и сознании – творчестве художника, что сегодня он заслужил наше внимание? Во-первых, и важнейшим является так называемый в социальной психологии «эффект узнавания». Эффект, суть которого в том, что повторяющаяся демонстрация одного и того же стимула приводит к его узнаванию и, следовательно, увеличивает привлекательность.2  Чем больше общаешься с художником и его произведениями, тем более привлекательными они становятся. Во – вторых, художник взрослеет, становится мудрее, меняется, работает над собой, совершенствуется в форме и находит новое содержание. И, наконец, в-третьих, если принять во внимание существования «художественной ауры», о которой пишет Олег Александрович Кривцун: «ХХ век породил понятие художественной ауры, которое тут же оказалось, как нельзя кстати: стало важнейшим мерилом подлинности произведения, подтверждающим его принадлежность миру высокого искусства, более того – получило трактовку как атрибутивное свойство художественного творения в прошлом и настоящем»3, то в последних произведениях Георгия Сагалакова художественная аура явно присутствует.    
Моя задача сегодня познакомить вас с жизнью и творчеством хакасского художника Георгия Сагалакова, чтобы Вы смогли узнать его, почувствовать ауру его произведений.
Георгий Николаевич родился 23 апреля 1955 года в селе Хорой Таштыпского района Хакасской автономной области. Детство его прошло в этой маленькой глухой деревушке где была всего одна широкая улица. Семья Сагалаковых была многодетной. Мать Александра занималась хозяйством и воспитанием детей. Гоша был поздним ребенком, родители были немолодые и потому вся работа по дому легла на плечи младших детей Гоши, брата Василия и сестры Люси. Отец Георгия Николай Федорович (хакасское имя «Хара Пала») был плотником, научился этому ремеслу в годы службы на Дальнем Востоке. Он славился в деревне своими золотыми руками: делал телеги, тарантасы, сани. Дети вместе с отцом заготавливали в лесу ветви и стволы деревьев. Георгий Николаевич до сих пор помнит, что полозья саней делали из березы, которую надо было с умом выбрать, вовремя срубить, а потом отец гнул по специальной технологии, а вот дуги для упряжи отец делал из черемухи, предварительно ее размягчив. Гоша с детства помогал отцу, делал ли тот телеги, сани или вымачивал дерево для колеса. А с четырех лет брал химический карандаш отца, которым тот размечал детали и рисовал все, что видел. Мощная, дикая природа таштыпского района, патриархальный семейный уклад (в семье было 10 детей) – способствовали тому, что в Георгии рано пробудились творческие силы, в дальнейшем определившие его судьбу, уже в раннем детстве он твердо решил стать художником.
Отец так же умел изготавливать чатханы, играл и пел хаем Алыптых Нымахи (богатырские сказания). Как говорит сам художник: «Я рос под звуки чатхана». Дядя художника Сагатаев Трофим был известным в Хакасии музыкантом и часто выступал на разных творческих конкурсах. По окончании четырех классов Хоройской школы, Георгий закончил десятилетку в д. Имеке. Когда мальчик учился в 8 классе, умерла его мама. Эта потеря сильно повлияла на душевное равновесие подростка. Он три месяца не мог ходить в школу, пока не улеглась боль. И все- таки Георгий нашел в себе силы и окончил среднюю школу.
После окончания школы Георгий едет со своими рисунками в Абакан, где жил его старший брат Леонид Сагалаков – заслуженный работник физической культуры и спорта России, мастер спорта СССР по спортивной гимнастике. Он отвел Георгия на трехмесячные подготовительные курсы к Федору Ефимовичу Пронских, художнику, основателю Детской художественной школы им. Д.И. Каратанова. Федор Ефимович решил, что лучше всего подготовиться к поступлению в художественное училище им. В.И. Сурикова в г. Красноярске Георгию поможет прекрасный педагог детской художественной школы г. Абакана Остриков Виктор Сергеевич. И сегодня Георгий Николаевич Сагалаков в сложной ситуации продолжает сверять свои поступки с мнением первого учителя: «Часто, когда у меня есть проблема, думаю, а как бы Виктор Сергеевич поступил в этом случае?» Сдав вступительные экзамены в 1974 году, он поступил в художественное училище им. В.И  Сурикова на театрально-декорационное отделение. Началась трудная студенческая пора, денег не хватало, помощи из дома ждать не приходилось, Георгий разгружал вагоны, работал и дворником, и сторожем. После двух курсов обучения Георгий был призван в ряды вооруженных сил. И как ни удивительно, служил молодой художник, как и его отец тоже на Дальнем Востоке. Кстати, сын Георгия Николаевича Евгений тоже служил там же. Перед армией Георгий последний раз виделся с отцом. Отец умер, пока Георгий был в армии.
В 1981 году Георгий Сагалаков окончил театрально-художественное отделение Красноярского художественного училища. Во время учебы, Георгий Николаевич знакомится со многими художниками – Алексеем Ултургашевым, Владимиром Саражаковым, Олегом Тинниковым и др. Завязываются дружеские отношения, которые продолжаются долгие годы. По распределению после училища Георгий Николаевич был направлен художником в Бейский отдел культуры. В Бее он встречает свою будущую супругу Людмилу, с которой счастливо прожил более тридцати лет. Затем с 1982 года работал художественным редактором хакасского книжного издательства «Айра». Известный в Хакасии писатель и драматург Валентина Шулбаева вспоминает: «Я Георгия Николаевича знаю еще по работам в книжном издательстве. Оклады тогда были нищие, и Георгий все порывался уйти – надо же было им на что- то жить. А мы его пугали: если уйдешь от нас, не состоишься как художник. Несколько лет назад московские обозреватели включили наше издательство в список лучших по России. Я убеждена, что в этом заслуга Георгия Николаевича. Он иллюстрировал и оформлял книги, а ведь оформление – это лицо книги»4.   
Георгий Николаевич стал автором иллюстраций к более 20 художественным произведениям, учебникам, учебным пособиям на хакасском языке. В том числе к изданиям федерального значения: «Красная книга Республики Хакасия», «Книга памяти», «Животный мир Хакасии». В настоящее время Георгий Николаевич Сагалаков является членом Союза художников России, заслуженным работником культуры Республики Хакасия, работает преподавателем в ДХШ им. Д.И. Каратанова.  1995 года он постоянный участник городских, республиканских, всероссийских выставок. Его работы находятся в государственных музеях и в частных коллекциях в России и за рубежом. Многие знают Георгия Сагалакова как графика, живописца, работающего в реалистической манере, однако на персональной выставке художника «Белые всадники», которая 9 сентября открылась в Хакасском национальном краеведческом музее имени Л.Р. Кызласова представлены произведения мастера, демонстрирующие не только классические пейзажи, но и произведения в стиле неоархаика, которые появились благодаря метаморфозам, произошедшим в творчестве художника в последние 10 лет.       
Пейзажи, выполнены им в реалистической манере, демонстрируют хорошо усвоенную суриковскую школу. С детства впитанная красота хакасских просторов и великолепной тайги с любовью отражена на холстах. Мы чувствуем потрескивание мороза и спокойный уют в теплом доме в произведении "Зимний день". Суровую, застывающую под ветром степь в работе «Поздняя осень». И еще оцепеневшую, но уже вдохнувшую весеннего воздуха землю Хакасии в картине «Весна».
В первом десятилетии двухтысячных произошли кардинальные перемены в творчестве художника, на выставках зрители увидели другого Сагалакова, обратившегося частично к абстракции, иногда к цветовой экспрессии и архаичной символике. В 2005 году председатель Союза художников Хакасии Александр Ульянов сказал о Георгии Николаевиче: «Это художник, который еще три года назад был другим, он настолько изменился! Сумел полностью отречься от собственных стереотипов. Звучание копыт слышится в его работах, чувствуется любовь его к родной земле»5.  Или другой отзыв: «За последние два-три года он так много сделал, так далеко ушел от работ реалистических. Его полотна сейчас – это картины философского плана. И, я думаю, в них через художественные образы передается душа Хакасии, душа нашего народа»6, говорит писатель Валентина Шулбаева.  Вот как сам художник говорит о своем новом этапе в творчестве: «Я себя не отношу ни к одному из течений, я просто стараюсь делать такие работы, которые не повторяют кого – то, а выражают мое личное видение, мое отношение к жизни.7»  Удивительные метаморфозы, произошедшие в творчестве художника за последние несколько лет, заставляют задуматься и найти ответы на некоторые вопросы:     
•    каков генезис этих изменений;
•    это естественный творческий цикл художника, или размышление о коммерческой составляющей своего труда;
•    а быть может желание быть современным, актуальным?
•    можно ли отнести сегодняшние произведения Георгия Сагалакова к современному искусству?
•    оправданы ли данные метаморфозы формы и смысла в творчестве художника?
Художественное произведение, чтобы стать произведением искусства на наш взгляд должно иметь несколько определяющих признаков:
1. неразрывность формы и содержания,
2. ремесленную составляющую,
3. неповторимость и уникальность произведения.  
Попробуем по данным критериям оценить произведения Георгия Сагалакова, выполненные им в реалистической манере.
Неразрывность формы и содержания – безусловно и очевидно, ремесленная составляющая – конечно, суриковская школа реализма присутствует в каждом пейзаже. Неповторимость и уникальность произведения – это вопрос. У зрителя возникает чувство, что это он, когда-то видел. Видимо для того, чтобы приобрести собственную индивидуальность, почерк, узнаваемость, Георгий Николаевич занялся творческим поиском, что обусловило новый виток в творчестве.             
Для Георгия Николаевича на новом творческом этапе не безразлична внутренняя связь формы и содержания произведения. Выполненные в охристых, песчаниковых тонах, они имитируют фрагментарно поверхность скалы с нанесенными петроглифами, в них художник уходит от предметности, хоть и не полностью, и погружает нас в пространство идеи и чувств. У Георгия Николаевича акцентируется содержательный аспект, он говорит о сюжетах: «Я думаю, эти мои произведения связаны с древними верованиями моего народа, с тенгрианством».  
Времена, когда хакасы почитали святые источники, долины, горы и сегодня оставили след в мировоззрении коренного населения.  «Вообще у нашего народа, говорит художник, есть свои правила и традиции. В горах, например, нельзя громко кричать, свистеть8. Я ближе к этому стою. Можно назвать это суеверием, но я полагаю это значительно глубже». Значение формы в произведениях не игнорируется, хотя зритель и желал бы получить для некоторых из них дополнительный комментарий. Важно понимать, что творчество Георгия Николаевича не существует вне контекста его жизненного пути, то есть, по сути, оно зеркало его жизненных взглядов и переживаний. И первое десятилетие нового века с его новаторскими изменениями поставило перед художником задачу успеть за временем, однако почему же в связи с этим мы видим обращение к прошлому, к историческим истокам хакасского этноса? В художественной среде Хакасии сегодня наблюдается значительный интерес к корням и традициям предков. Полагаем, что дело в том, что в мире усилилось влияние религиозных факторов, на сознание и подсознание, благодаря СМИ, осуществляется давление в виде информации о наличии оружия массового уничтожения, экологической угрозе, общем кризисе мировой культуры. Художники, как более чуткая часть населения ощущают острее нестабильность окружающего мира, уменьшается их оптимизм и желание смотреть вперед. В ответ на это мастера графики и живописи Хакасии склонны смотреть назад и вглубь, искать поддержку, защиту и творческое вдохновение в стабильных ценностях предков. И именно здесь они ищут аутентичность и свою индивидуальность. Воображение художника является основой развития творческого мышления. Этника и археология – главные поставщики таких образов, – интуитивно знакомых или абсолютно неизвестных, но тем более привлекательных. Возможно, ощущение тайны, исходящее от поиска сути своих корней, своего происхождения побуждает искать новые формы творческой самореализации художника.
 Георгий Николаевич обращается в своем творчестве к актуальным на сегодняшний день темам – самоидентификации человека, определения своего места в мире и социуме, но в его произведениях это приобретает новые формы, качества и смыслы. Можно ли назвать творчество художника Сагалакова актуальным, которое в первую очередь проявляется в идее, подчиняющей себе форму и материал? Ответ на этот вопрос не очевиден, поскольку слишком аккуратно, потихоньку художник примеряется к новым смыслам. Если искусство – это своеобразная модель познания художником своего отношения к жизни или к ее явлениям, познание эмоциональной сферы деятельности, то произведения Георгия Сагалакова в стиле неоархаика безусловно являются искусством. В произведениях художника обобщение достигается иногда через абстрактное («Рождение тайги», «Рождение степи»), а иногда через конкретное и отдельное, которое заставляет нас задуматься об общем явлении («Белые всадники», «Бубен»). Принадлежность произведений Георгия Сагалакова к направлению археоарт или сибирская неоархаика весьма условно. Само направление археоарт и сообщество авторов, которых искусствоведы к нему относят не монолитны. Я бы сказала, что существует «салонный» археоарт, которым состоятельные члены общества могут украсить свою недвижимость (В. Кызласов, Г. Сагалаков) и художественный архео-этнический андеграунд, который был всегда вне политического и художественного мейнстрима и сам являлся законодателем новых творческих поисков. (В Хакасии это В. Капелько и А. Доможаков).            Сегодня в лексикон человека, желающего описать впечатление от встречи с искусством, входят такие понятия как «художественная энергетика», «эмоциональный удар», «художественная атмосфера» и другие, используемые в качестве синонима понятия «аура». Все перечисленные термины так или иначе фиксируют момент эманации художественного содержания, ощущение энергетической силы, вовлеченность воспринимающего в постижение невербализуемых9 смыслов картины. Вся радость художественного переживания, эмоциональной вовлеченности, которые мы так ценим в искусстве присущи работам Георгия Сагалакова. Сам художник говорит: «Я чувствую, что вся энергия идет из космоса. У меня много космоса в работах. Космос-это бесконечность с белыми всадниками, которые есть наши мысли, воспоминания, чувства. Это я и хотел сказать людям».

1. Кант Иммануил. Критика способности суждения. СПб. 1995. С.213
2.  Н. Семечкин. Социальная психология на рубеже веков: глоссарий к книге, 2002 г.
3.  О.А. Кривцун Аура произведения искусства: узнаваемое и ускользающее с.2.
4.  г. Хакасия №125 8 июля 2005года с.16  Когда оживает время. А. Пряткина
5.  Там же.
6.  Там же.
7.  Там же.
8.  Там же.
9 О.А. Кривцун. Аура произведения искусства: узнаваемое и ускользающее с.2  О.А.  Кривцун Аура и ускользающее с. 2.

Ахремчик Ольга Геннадьевна, искусствовед, начальник научно – экспозиционного отдела ХНКМ им. Л.Р. Кызласова