Управление культуры

 

Администрация Новокузнецка

 

Оценка качества услуг учреждений культуры

 

Госуслуги

 

Госкаталог

 

Противодействие коррупции

Три мира Любови Арбачаковой

 Три мира Любови Арбачаковой

     Открытие состоялось 3 ноября в 17.00 во 2 экспозиционном зале Новокузнецкого художественного музея.

     Любовь Никитовна Арбачакова – яркий представитель нового поколения шорской интеллигенции, это образованный и разносторонне одаренный человек: ученый, кандидат филологических наук в области этнофольклора, художник и поэт. Занятие искусством для нее не ремесло, а внутренняя мотивация жизни, способ чувствования, инструмент познания и самопознания, оно – сродни духовной практике. Она торопится жить, созидать, писать, старается успеть сделать все возможное для развития культуры своего немногочисленного народа. Подчас кажется, что она пытается восполнить все, существующие по объективным причинам, лакуны в шорском искусстве. Учитывая ее многогранность, в залах музея мы попытались представить ее творчество в комплексе основных составляющих, в их взаимосвязи, в некоем триединстве: живопись, графика, поэзия – отсюда название выставки. Три мира – это метафора трех сфер творчества,в которых блестяще проявила себя Любовь Арбачакова.

     В палитре художественной жизни города она занимает свое особенное место. Ее работы обладают индивидуальной стилевой выразительностью, неповторимой интонацией и местным этническим колоритом.

     Искусство Арбачаковой близко к этноархаическому направлению в современном искусстве, тесно связанное с местом, оно легко узнается и определяется как свое в Кузбассе, в Хакасии, на Алтае и в Тыве, в нем ясно «читаются» южносибирские тюркские корни. Все работы художника по характеру композиционного воплощения условно подразделяются на декоративные орнаментальные композиции, сюжетные многофигурные композиции с элементами этнического орнамента, прообразом которого были, возможно, рисунки на шаманских бубнах и композиции, где доминирует знак, порожденный образами древним наскального искусства.

     Не укладывается в эту классификацию библейская серия. Стоящая несколько особняком, она изумляет и размерами, и особой энергией цвета, точностью и лаконичностью композиционных решений и в тоже время монументальностью. Само обращение к этой вечной теме говорит о творческой зрелости художника, о достижении им определенного рубежа. С какой стремительной легкостью пишет она маленькие, светящиеся каким-то внутренним светом, картинки-иконки из жизни Христа, близкие к народному примитиву, а скорее – к некоему, рождающемуся на наших глазах, «шорскому лубку». Завораживает чистый локальный цвет в сочных мазках, разнообразных по плотности и фактуре. Поражают непосредственностью, предельной открытостью для зрителя работы «Кандыки и подснежники», «Черемуха», «Снегопад».

     Для орнаментальных произведений характерно изображение стилистически близкое к орнаменту в полосах, иногда с орнито-зооморфной фигурой в центре в окружении разорванных фрагментов орнамента, или композиционно-цветовой мотив лоскутной техники. Орнаментально-декоративные работы построены, казалось бы, вне времени и пространства, но ритмическое повторение раппортов орнаментов словно вторит циклическим ритмам природы и космоса, напоминая нам о реальном времени и о вечности, непреложности бытия. Художник, разрывая орнамент, берет один его элемент и рассматривает как некую самоценность, фрагмент - как знак целого, воплощение части - как носителя информации о целом. И в этом тоже проявляется своеобразный подход к идее всеединства мира, всеобщности макро- и микрокосмоса.

     Для второй группы работ (многофигурные сюжетные) свойственна высокая степень условности и плоскостности фигур, с четким, очерченным линией контуром, с закрытым глухим пространством, построенным по принципам народного искусства или по принципу обратной перспективы. Обобщенная архаическая пластика вызывает ассоциации с доисторическим древним бытием, осознаваемым через сверхчувственное восприятие.

     Для третьей группы (знаковые живописные работы) характерны следующие общие черты: обобщенность образов, подчас доведенная до выявления сущности, метафоричность, мифологичность, как проявление архетипического. Основные образы-символы ее работ являются центральными мировоззренческими в традиционном фольклоре тюркских народов Южной Сибири (медведь, птица, лошадь, олень, юрта, родовое древо). Функция этих символов – воплощать в себе особым образом закодированную информацию, служить средством её хранения, накопления, передачи, позволяющей людям согласовывать цели своей коллективной деятельности. Например, сквозным в ее творчестве является образ птицы как символ верхнего мира и одновременно символ мечты, устремленности к счастью, сопровождающий человечество с древности.

     В последние годы появились работы, где автор из глубин подсознательного и ранее виденного рождает собственный образ-знак: «Бездна», «Через девять рек». Возникает ощущение, что последнее произведение в некой сублимированной форме выражает суть традиционного мировоззрения южносибирских тюрков, представления о трехчленной вселенной, о цикличности времени, о дуальности мира. Среди новых тем, помимо библейской – очень удачна серия оригинальной графики по мотивам шорских героических сказаний, выполненная на цветной бумаге, где автор выступает не просто иллюстратором, а высказывает свое отношение к сценкам из эпоса и примечательно, что делает это в наивной стилистике «шорского лубка», которую сам и изобрел.

     Современная шорская живопись переживает процесс своего становления. Любовь Арбачакова, разрабатывая свою собственную живописную систему, делает серьезную заявку на роль первого живописца, способного воплотить в искусстве своеобразие собственного народа.

Куратор: Л.Н. Ларина

 

 

 

 

 

 

  •  
  •  

     

     

     

     

     

     

     

  •  
  •